БетонЛенд - форум для поклонников Тима Бёртона и Джонни Деппа.

УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ ФОРУМА! К ВАМ ОБРАЩАЕТСЯ СОЗДАТЕЛЬ ФОРУМА, HELGA. В СВЯЗИ С ИЗМЕНЕНИЯМИ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ МОЕЙ КАРЬЕРЫ И ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ Я С 2015 ГОДА НЕ МОГУ ВЕСТИ ФОРУМ И ПОДДЕРЖИВАТЬ ЕГО ИНФОРМАЦИОННУЮ АКТУАЛЬНОСТЬ! В СВЯЗИ С ТЕМ, ЧТО В РУССКОЯЗЫЧНОМ ИНТЕРНЕТЕ НА ДАННЫЙ МОМЕНТ НЕТ РЕГУЛЯРНО ОБНОВЛЯЕМОЙ ПЛОЩАДКИ С НОВОСТЯМИ О ТИМЕ БЕРТОНЕ И ДЖОННИ ДЕППЕ, Я ПРИГЛАШАЮ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ЗАНЯТЬСЯ НАПОЛНЕНИЕМ ФОРУМА! ПОЖАЛУЙСТА, В СООТВЕТСТВУЮЩИХ ТЕМАХ СВОБОДНО РАЗМЕЩАЙТЕ НОВОСТИ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ТИМА БЕРТОНА И ДЖОННИ ДЕППА! Я БУДУ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ПАССИВНУЮ МОДЕРАЦИЮ ПО ОДНОМУ ЛИШЬ ПРИНЦИПУ: ХАМЫ, ТРОЛЛИ-ХЕЙТЕРЫ И #ЭТОЖЕДЕТИ, ВЕДУЩИЕ НЕАДЕКВАТНЫЙ ПОСТИНГ, БУДУТ ЗАБАНЕНЫ. Я С РАДОСТЬЮ ПРИГЛАШАЮ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ВОССТАНОВИТЬ ФОРУМ, ЧТОБЫ ДОСТОЙНЫЕ ДЕЯТЕЛИ КИНОИСКУССТВА ПОЛУЧИЛИ НАКОНЕЦ СНОВА РУССКОЯЗЫЧНУЮ ПЛОЩАДКУ ДЛЯ МОНИТОРИНГА НОВОСТЕЙ О НИХ! СПАСИБО!
BURTONLAND - Тим Бёртон и Джонни Депп

Тим Бёртон и Джонни Депп - BURTONLAND - Tim Burton & Johnny Depp

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тим Бёртон и Джонни Депп - BURTONLAND - Tim Burton & Johnny Depp » Тим и Джонни: Творчество/ Tim & Johnny: Works » Копилка интервью Джонни в поддержку фильма "Одинокий Рейнджер"


Копилка интервью Джонни в поддержку фильма "Одинокий Рейнджер"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Лас-Вегас

Полное видео панели "вопрос-ответ" на СинемаКоне в Лас-Вегасе 17 апреля


http://s47.radikal.ru/i118/1304/52/1136428e98b3.jpg

Перевод ответов Джонни Деппа на панели "Одинокого Рейнджера" в Лас-Вегасе

- Джонни, как ты готовился к роли индейца, исследовал ли ты культуру индейцев?

Джонни: Готовиться к роли Тонто -  было найти тот способ войти в персонажа, который был...который был...был бы... другим. Нельзя забывать о том, что сделал Джей Сильверсхилл, но... Я не знаю, я думал  всегда, когда я смотрел фильм ребенком, я просто не понимал, почему Тонто – всегда чей-то закадычный приятель, я немного нервничал по этому поводу. В плане исследований индейцев, и команчей, и вообще всех людей той территории любой нации – моей целью было моим собственным маленьким способом найти все те неправильные вещи, что мы сделали по отношению к этим людям. И показать Тонто не только как гордого воина, но также как человека, который отличается. Показать, как это - быть отличающимся.

- Расскажи мне о других последних фильмах. Вы с Гором работали вместе на пяти фильмах.

Джонни: В плане работы с Гором – это всегда удовольствие, потому что это всегда приключение, не обязательно в физическом смысле, это приключение внутри персонажа. Это замечательное понимание… и замечательное… *Гор говорит: «Ты сказал «замечательное»* …Да, я сказал «замечательное». Я сказал это парочку раз. Это было замечательное… Замечательное… Замечательный-замечательный дедушка? [игра слов со сходным звучанием приставки в слове «прадедушка» и слова «great» - замечательный – прим.перев.] Нет. *Гор: «Великий Гетсби»?* Нет, в этом фильме я не играл. Я не думаю. *Гор: «Тебе повезло». Да, мне повезло. Это был большой дар уважения абсурду и неуважаемости, а это единственный способ пройти через жизнь, я уверен. Замечательная вещь происходит, когда мы работаем вместе. Мы начинаем подкармливать друг друга этим.

- Работа над «Ренго», хотя он и был анимированным, помогла вам?

Джонни: Тот факт, что я становился ящерицей? *Ведущий: «Это сказал ты, не я»* Я по-прежнему рептилия.

- Джонни, какая была самая сложная задача в этом фильме для тебя?

Джонни: Самая сложная вещь – это выжить, когда ты на лошади, которая двигается на высокой скорости и вдруг ты неожиданно понимаешь, что ты под ней. Так что выжить на лошади – было моей самой сложной задачей.

- Вопрос из Китая. Джонни, каких персонажей ты не играл, но хотел бы?

Джонни: Эээ… Керол Ченинг. Я имею в виду то, что имею в виду. Она фантастична. Еще один парень, которого я бы хотел сделать, это любовная история Дона Риклса. Я не знаю, хорошо ли он известен в Китае, но он велик.

- Джонни,  вопрос из Японии. Тонто называет Рейнджера «Кимосабе». Что для тебя означает «кимосабе»?

Джонни: Значит ли это что-то по-японски? Мне нужно по-настоящему быть осторожным! «Кимосабе»… Я не знаю происхождения этого… «Кимосабе» - это «не тот брат». «Не тот парень». *показывает на Арми*

- Вопрос из Италии. Какой был самый опасный фильм, что ты когда-либо делал? Этот?

Джонни: Когда я работал с Майклом Манном. *пауза* Да, этот фильм был самым опасным. Потому что когда ты обнаруживаешь себя под лошадью, движущейся на большой скорости, и когда ты видишь это движение мышц его огромного тела, то все, о чем ты можешь думать, это… я думал только о слове «копыта». Мы практически вступили в брак с этой лощадью. Было очень близко к этому. В общем, меня отношения с этой лошадью. Она спасла мою жизнь и... *ведущий меняет вопрос* Сейчас Джонни попросят выйти.

-Что нового вы привнесли в эти роли?

Джонни: Для меня важно было, как я уже сказал, отдать как можно больше людям, индейцам, так много, насколько это возможно, показать, что у них фантастическое чувство юмора, что в них большой драйв, это было важно для меня.

- Во Франции хотят узнать, сколько ты проводил в гримировочном кресле каждый день?

Джонни:  Мы делали это часа полтора. *Гор: «Ты спал в нем»* О, да! Я засыпал в нем пару раз. Ты по-настоящему не можешь пойти в ресторан в  таком виде.  *Гор: «Это пахнет в точности так, как это выглядит»* Да.

-Какая была самая смешная ситуация во время съемок?

Джонни: Тот день, когда я упал в лошади. *пауза* Когда ты в этом поезде,  и ты веселишься со всеми, и все работают усердно, и все работают над одной и той же вещью, от работников площадки и выше, это как семья. Это как цирк приехал в город! Каждый день был весельем. *Гор: «Когда вы были закопаны по голову, мы смеялись»*

- В детстве вы наряжались как Рейнджер или Тонто?

Джонни: Я наряжался как Керол Ченнинг.

Индивидуальное интервью Джонни Деппа

«Мы собираемся показать примерно 20 минут фильма, нарезку из маленьких вещей, из различных сцен и все такое. Также мы собираемся показать трейлер в таком виде, в каком он выйдет в кинотеатра. А потом мы будем делать панель "вопрос-ответ". А это всегда здорово! Я имею в виду, что ты получаешь настоящие вопросы от настоящих людей. И, кроме того, это будет транслируемая на весь мир панель, что очень волнующе также».

«Я думаю о людях как о моем боссе. Понимаешь? Я думаю о них, как о моем нанимателе. Если бы они не платили доллары за то, чтобы посмотреть все эти фильмы, я бы никогда не был бы в этом деле.  Так что это… Я имею в виду, я… Это для них ты делаешь все это. Это для них ты пытаешься сделать сюрприз. Это их ты пытаешься заставить смеяться. Потому что они долгое время поддерживали меня на плаву. Хотя для этого нет никакой причины. Я не понимаю, почему я до сих пор в этом».

0

2

Санта-Фе

Материалы с пресс-конференции 19 июня

- Джонни, история начинается с тебя в образе старика. Каково было видеть себя в том гриме и насколько близко они, на твой взгляд, подошли к тому, как ты будешь выглядеть в старости?
ДД: Для старика я представлял мою прабабушку, которая, очевидно, имела некоторую индейскую кровь, носила косички и табак на груди, ты знаешь, так что, да, это была своего рода идея построить меня на основе моей прабабушки. А Джоэл Харлоу, потрясающий техник грима, сделал это просто убийственно, просто убийственно.

- В этом фильме ты играешь коренного американца, который оказался вместе с белым парнем...
ДД: *показывая на Арми* С ним? Ему это не нравилось.

- Почему идея сыграть коренного американца привлекала тебя так давно?
ДД: Ты знаешь, я всегда чувствовал, что я больше узнал об этом от моего замечательного друга-ментора-отца, который у меня был в лице Марлона Брандо, о том, что в истории кинематографа коренные американцы показывались как дикари или даже хуже… Для меня было важно сделать хороший выстрел в процессе стирания этого, и мы все подошли к этому таким путем.

-Ты много проводил времени на воздухе? Ты курил трубку мира?
ДД: Я курю трубку мира так часто, как только могу, потому что я люблю мир. Я не дам тебе символ, потому что я не верю в этот ужасный жест. Нет, я имею в виду, что культура, например, команчей, я имею в виду, быть не только тепло принятым в нацию, но быть усыновленным в нее во всех смыслах, этот день дал мне так много в моей жизни. Это так много дало мне в моей жизни. Я не очень-то религиозный человек, но единственной церковью, которая показалась мне имеющей смысл, была ложа пота [ритуальное здание-сауна у некоторых племен – прим.перев.] Поэтому я думаю, что они были на верном пути все это время, а мы все пошли по неверному.

- Какого рода послание ты пытаешься донести до юной аудитории, которая, вероятно, не знакома с оригинальным «Одиноким Рейнджером» и вестернами? И какой твой любимый вестерн и почему.
ДД: Вау, сложный вопрос. Есть так много замечательных вестернов. Я признаюсь, что я не видел этого фильма, но я каким-то образом чувствую, что Джим Джармуш сделал замечательный фильм, своего рода эпическую поэму вестерна, «Мертвец». Я не видел этого фильма, но я люблю Джима и знаю, на что он способен, и исходя из того, что я слышал - и, кстати, я же читал сценарий - он замечателен.
По второй части вопроса. Моя надежда заключалась в том, чтобы попытаться странным способом собрать все клише, которые существуют, возникшие на основе того, как вели себя коренные американцы в кино. Это был своего рода трюк – странным образом выбрать их все, переключить и направить по другому пути. Так что в некотором смысле я должен был собрать все эти клише для Тонто, ты знаешь, в плане манеры речи и всего подобного, и в этом заключается трюк моей роли. Я хотел показать, что коренные американцы лишь ошибочно считались дикарями, когда Кристофор Колумб попал не на ту гребаную сушу, решив, что это Индия. Это наша история. Он подумал, что попал в Индию и назвал всех этих людей Индейцами.  Это наша история. Я имею в виду, что она гребано странная, серьезно.

- Какова твоя история относительно «Одинокого Рейнджера», которая привела к тому, что ты так сильно любишь материал и Тонто?
ДД: Ну, я очень хорошо помню, как смотрел маленьким ребенком телесериал, черно-белый сериал с Клейтоном Муром и замечательным Джем Сильверхилсом. И даже хотя я был ребенком. Меня всегда возмущала идея того, что Тонто закадычный дружок. Это не укладывалось в моей голове. Я не чувствовал неуважения к кому-либо вовсе, особенно к Джею Сильверхилсу, но я просто подумал, что для меня появилась потенциальная возможность исправить ошибки, понимаешь? Я думаю, что это здорово, что Тонто создает Одинокого Рейнджера. Я думаю, он  очень поэтично создает Одинокого Рейнджера, и я думаю, что наконец все верно.

- Ты встречался с коренными и узнавал про их культуру. Что из этого осталось с тобой?
ДД: Я узнал от них, что после поколений и поколений и поколений их предков и всего того, через что им пришлось пройти – да, кто-то пал на пути – но большинство из старших и некоторые дети пытаются сохранить их наследие и язык, поддерживать их живыми. Я узнал, что они воины. Они по-прежнему воины, и даже если иногда ты теряешь свой путь, ты по-прежнему воин. Они действительно воины. Это невероятно.

- Что тебя интригует?
ДД: Меня интригует все, это правда», - говорит он. – «Мне много не нужно – я пьянею очень быстро. Меня может заинтриговать ковер. На самом деле, меня интригует ковер. Я таращился на него какое-то время, и таращусь до сих пор. Так что я узнал уже так много… Я имею в виду, если ты теряешь любопытство в жизни, если ты теряешь в себе саму идею того, чтобы быть заинтересованным чем-то… Ты должен поддерживать свое любопытство живым. Я думаю, это сделает тебя без возраста, понимаешь?

-Как ты?
ДД: Да. Спасибо. Мне 60.

- Кто бы победил в смертельной схватке между Капитаном Джеком и Тонто?
ДД: Все было бы кончено для Тонто. Да, вес было бы кончено для Тонто. Капитан Джек куда мрачнее – не прошло бы много времени, как случилось нечто неприятное.

- Тебя беспокоит то, что некоторые называют твоего Тонто красной версией грима «черное лицо» [примитивный грим афроамериканца на европеоидном лице, символ бездарной попытки походить на афроамериканца – прим.перев.]?
ДД: Есть ли страх относительно недовольств? Они уже были, и это окей. Я ожидал их. Я до сих пор их ожидаю, но я знаю, что не сделал никакого вреда и я, по меньшей мере, представил нацию команчей в верном свете. Всегда будут выступающие против. У каждого свое мнение, понимаешь? Есть замечательная цитата из Кристофера Хитченса, что у каждого человека в мире есть своя книга внутри, и именно там она и должна оставаться. Я имею в виду, люди могут критиковать и анализировать, как хотят, и делать, что хотят – я знаю, что подошел верно, и это было всем, что я смог сделать.

- Ты можешь объяснить нам тот портрет Дикого Запада, который вы показываете в фильме?
ДД: Это был ужасающий период в плане угнетения жителей Америки. Их, как заключенных, сгоняли на запад. Их вынуждали стать христианами или католиками, накладывали запрет на их культуру и верования, их религию. Это было безумным временем для тех людей. Мы с Гором с самого начала обсуждали идею того, что он одиночка. Он чувствует, что он сделал что-то ужасное для своих людей, чувствует стыд. И он отправляется в путь в одиночку, чтобы отомстить. Единственной вещью, что мы хотели сделать, - показать этих людей как воинов, которыми они и являются, даже перед лицом телесных пыток, стрельбы по их ногам, насилия их женщин. Я имею в виду, в фильме много настоящей истории.

http://movies.about.com/b/2013/07/04/jo … erview.htm

Депп не уверен относительно своего коренного происхождения. «Мне говорили, что я чероки, в детстве, говорили, что я крик, что я чикаса, - так много вещей».
О принятии в команчи: «Это дало мне так много в моей жизни».
Когда Деппа спросили, если бы он, как его персонаж, стал торговать чем-то очень полезным, то что бы это было. «Я использовал бы куски мыла», - пошутил он. Когда настояли на более честном ответе, то он дал витиеватый ответ о его приватности: «Она давно мертва. Я привык жить, как преступник». Затем он добавил: «Я люблю мою жизнь. Я не хочу торговать ничем».

http://www.sfreporter.com/santafe/artic … n-top.html

http://s018.radikal.ru/i517/1306/d2/5ac3ea9c50e0.jpg

Джонни Депп и Армии Хаммер предоставили много поводов для смеха на пресс-джанкете «Одинокого Рейнджера» в среду для более 300 журналистов со всего мира, которые посетили мероприятие в отеле Bishop’s Lodge Resort в Санта-Фе. Двое актеров обменялись чудаковатыми действиями, на что режиссер Вербински сказал: «Вот поэтому мы и снимали 150 дней». В один момент Депп обвил Хаммера рукой и стал пощипывать его за волоски на руке, пока Хаммер отвечал на вопросы.
Больше часа длилась панель для шести человек: Деппа, Хаммера, Вербински, Джерри Брукхаймера, Уильяма Фихтнера и Рут Уилсон.
Депп был крут, отвечая на вопросы о его версии Тонто, говоря, что он хотел построить персонаж с уважением к истории коренных американцев.
«Я изучил многое из истории коренных американцев, прежде чем взялся за роль», - сказал он. – «Это роль, в которую я хотел принести справедливость».
Депп сказал, что он вырос на просмотре черно-белого телесериала «Одинокий Рейнджер» ребенком, и ему всегда не нравилось, что Тонто был закадычным дружком.

http://www.abqjournal.com/main/212504/n … iters.html

Индивидуальные интервью от 19 и 20 июня

Интервью от EXTRA
Заголовок на официальном канале:
Джонни Депп о расставании с Ванессой Паради: "Это была ситуация, в которой обе стороны получили преимущества"

-Ты недавно впервые прокомментировал свой статус холостого. Это странное изменение для тебя?
Джонни: Самой странной вещью в плане изменений - просто убедиться, что у всех все окей. Это значит всё. Ты прежде всего убеждаешься, что с твоими детьми все окей, что они понимают, что это - нормально, что нет никакой причины для людей начинать странным образом ненавидеть друг друга. Я думаю, что мы провели красивые 14 лет вместе и есть парочка замечательных детей. Это была ситуация, в которой обе стороны получили преимущества.

-Кстати, с недавним Днем Рождения!
Джонни: Спасибо.

- Ты выглядишь потрясающе!
Джонни: Ох, спасибо.

- Как ты чувствуешь себя в 50?
Джонни: Аф-ф-ф-ф... Я не знаю. Это замечательно - 50. Интересно то, что я не чувствую никакой разницы. Так же было в 40 и в 30. Просто другое число. Я не знаю.

- Скажи мне, пожалуйста, что ты не собираешься в отставку в ближайшие десять лет.
Джонни: Я не знаю насчет отставки. Я люблю этот процесс. Я по-настоящему люблю делать фильмы и создавать персонажей. Но в ближайшие десять лет ты определенно хочешь чуть больше анонимности, возможности постранствовать.

- Ты думаешь, это когда-либо будет возможно для тебя?
Джонни: Я не знаю.

- Ты потрясающий в роли Тонто. Насколько забавно было для тебя играть его?
Джонни: Это было очень здорово, очень весело. Потому что так много различных сторон в этом персонаже.

- Я видела это ужасное видео, как ты упал с лошади и тебя пнула лошадь в бок.
Джонни: Да, немножечко.

- И ты просто встал и пошел?
Джонни: Да. Это в самом деле могло бы обернуться настоящей трагедией. Было близко к этому. Но я думаю, что когда тот конь... когда он прыгнул... когда я съехал налево... это казалось вечностью... но это не было вечностью страха и паники...это просто был свершившийся факт, я думал о том, что это очевидно не самая замечательная позиция верхом на лошади, и я  двигался на землю, что включало копыта. И в какой-то момент ты понимаешь, что довольно тупо вот так висеть и лучше уже упасть.

- Я смотрела "блуперы", в котором у тебя не получается сцена с указаниями лошади.
Джонни: Да. У меня даже случались приступы гнева на ту лошадь. Он теперь большая звезда.


О персонаже

"Надежда была на то, чтобы Тонто не был закадычным дружком никоим образом. Чтобы он стал создателем Одинокого Рейнджера.Это было даром - иметь дело с этим. Я всегда жаждал этого, когда был ребенком.  В детстве я замечал, что Тонто всегда был прислужником белому парню. Я думаю, мы успешно смыли этот элемент закадычного дружка".

О падении с лошади

"Мне по-настоящему повезло. В какой-то момент я просто летел, как амазонка, на этом красивом звере. В какой-то момент он прыгнул, и я неожиданно оказался таращащимся на очень мужественные передние ноги прямо перед моим лицом. Я пытался выяснить, что делать. Странным образом, не было никакого страха. Никакого всплеска адреналина. Это странно".

О возрасте

"Странно, но я вообще не чувствую никакой разницы. То же самое, что в 40 и в 30".


Об Арми Хаммере

"Я полон энтузиазма относительно Арми. Потому что в нем есть что-то очень чистое. Я думаю, он не пропадет из бизнеса. Кроме того, у него также замечательный талант".
- И замечательная внешность.
"Очень красивый, очень красивый молодой мужчина. Без вопросов. Только вот немного низковат".

О сотрудничестве с продюсерами

"Это удивительно, что они до сих пор... слушают меня. Я прихожу с какими-то совершенно безумными идеями, которые кажутся забавными для меня, но совершенно неизвестно, забавны ли они для кого-то еще".

О недостатке анонимности

"Я не хочу, чтобы это звучало, словно я жалуюсь, но это то, что есть на самом деле. Это природа этого зверя. Это то, что я получил, когда взял эту карту. Все должно быть спланировано стратегически, когда мы идем в ресторан, магазин или куда угодно. Это странное существование, но могло быть и хуже".

О профессии

"Я люблю процесс, я по-настоящему люблю процесс создания фильма. Когда ты отправляешься в приключения своего персонажа. Но с этим есть другие вещи, немного неприятные. Но процесс  создания фильма - это здорово".


Расшифровка фрагмента интервью Джонни на пресс-джанкете:

"Я полон энтузиазма относительно Арми. Потому что в нем есть что-то очень чистое. Я думаю, он не пропадет из бизнеса. У него такое любопытство относительно всего. Кроме того, у него также замечательный талант".

"Я по-настоящему люблю процесс создания фильма. Когда ты отправляешься в приключения своего персонажа. Да, это как поиск иного пути, чтобы атаковать кое-что. Это здорово и это удовлетворяет. Но с этим есть другие вещи, немного неприятные. Но процесс  создания фильма - это здорово".

"Джерри и Гор... Они сделали все серию "Пиратов" и этот фильм. Они невероятно поддерживают. И у них большая вера в меня. Я  определенно высоко ценю это".

О недостатке анонимности

"Все должно быть спланировано стратегически, когда мы идем в ресторан, магазин или куда угодно. Это странное существование, но могло быть и хуже, не так ли?"

- Когда мы говорили в прошлый раз, ты сказал, что твои персонажи остаются с тобой словно в маленьких ящичках.
Джонни: Да.

- В какого бы персонажа тебе было бы легче всего быстро перевоплотиться снова и в какого было бы сложнее всего?
Джонни: Вау. Хороший вопрос. По-разному. Эд Вуд постоянно возвращается ко мне в любые моменты.

- На это есть причина?
Джонни: Я не знаю. Это такой экстремальный персонаж, и он очень близок к поверхности. Рауль Дюк, Хантер, всю жизнь появляется в моей жизни. Я обнаруживаю себя в ... в общем, я просто чувствую, что это происходит.

-Но в кого же было бы сложнее всего вернуться?
Джонни: Не знаю. Все они могут вернуться. Тонто - определенно, сейчас ближе всего к моей поверхности.

-Я знаю, что для тебя было очень важно получить благословение от коренного сообщества для этой роли. Я знаю, что ты получал благословения от людей - Томпсона для "Страха и отвращения", Джанга для "Кокаина". Какое благословение в твоей жизнни было самым важным для тебя?
Джонни: Поглядим... Со мной происходили в моей жизни вещи... мне повезло стать друзьями с Хантером С. Томпсоном, Марлоном Брандо, Китом Ричардсом, Бобом Диланом, полом МакКартни - моими героями. Они были замечательными менторами и примерами. Когда я был был приглашен быть усыновленным в Нацию Команчей ЛаДонной Харрис, которая является удивительной женщиной и теперь она моя команчевская мать, это стало самой удивительной вещью в моей жизни, за исключением рождения детей.

- Я знаю, что в детстве на тебя влияли такие вещи, как "Мрачные Тени", "Одинокий Рейнджер", "Тонкий Человек". Представь, что ты в 10 лет смотришь свои фильмы. Какой бы из них повлиял на тебя больше всего?
Джонни: Это был бы Капитан Джек.

- Почему?
Джонни: У Капитана Джека есть лицензия на то, чтобы быть настолько неуважаемым, насколько он того хочет. И ему это сходит с рук. Он может быть настолько дурацким, насколько хочет. Поэтому, да, я, вероятно, больше всего был бы под его влиянием.

- Мистер Депп, я всю жизнь был твоим поклонником от всего моего сердца. Я могу попросить тебя обняться?
Джонни: О, пожалуйста! *быстро встает и обнимает* Это убийственно! Был ради видеть тебя. Храни себя. Скоро увидимся!

- Твоя версия Тонто очень отличается от версии 50-ых. Откуда она пришла? Я не имею в виду сценарий.
Джонни: У меня были идеи для персонажа. Одна была очень сильная, она пришла из изображения, что я нашел в интернете - картина воина с четырьмя черными полосами на лице, которые словно делили его лицо на секции. И я подумал: "Вау, это интересно". И там была птица, что летела позади его головы, а я подумал, что птица прикреплена к его голове. Так не было, но я подумал, что так должно быть. Потом образ постепенно начал дышать. Я пытался выяснить, как сделать этот персонаж забавным и через персонажа принести зрителям веселье, но в то же самое время оставаться очень верным наследию этих воинов.

- Это было очень важным для тебя.
Джонни: Очень важным, очень. Это всё для меня.

- То есть нет человека-вдохновения, каким был кит Ричардс для Джека Воробья?
Джонни: Не-е-ет! Реального такого не было. Тонто - мешок с различными ингредиентами. Как я уже сказал, я увидел его разделенным на секции: духовная, гневная - воин, несчастный, поврежденный ребенок, и любопытство, желание быть свидетелем вещей.

- Это фантастический подход.
Джонни: Спасибо.

- Я думаю, людям понравится.
Джонни: Я надеюсь.

- Ты замечателен с Арми. Была ли химия между вами, когда вы работали вместе?
Джонни: Это было так забавно. Каждый дубль был новым. Он всегда прямо здесь, ты можешь забросить ему что-то, он может забросить что-то тебе. Мы все время хихикали и стали самой ужасной вещью для всего фильма. Иногда нам было трудно сохранять серьезное лицо. Я хорошо проводил время с Арми.

- Но ты не хихикал, когда упал с лошади.
Джонни: Ну, после всего было некоторое хихиканье, потому что ты осознал, что ты был очень близко к тому, чтобы все закончилось совершенно по-иному. Я очень удачно упал, определенно.

- О чем ты думал в тот момент? Ты мог быть растоптан.
Джонни: Легко, очень легко. Мне повезло, что инстинкты лошади оказались невероятны. Он опустил свои передние ноги так,что не попал по моему телу. Он всего лишь толкнул меня своим левым копытом на пути. И я смог встать и пойти. Ох, мужик, если бы я упал на десять секунд позже или на три секунды раньше - то мы не знаем, что бы было.

- Есть у тебя теперь сомнения относительно дальнейшего исполнения трюков? Я знаю, тебе недавно исполнилось 50.
Джоннни: Да!

- Это что-то изменило в твоих стремлениях?
Джонни: Я думаю, что достигнув 50, ты думаешь: "Я понятия не имею, делать ли мне все это дальше". Может мне покинуть сцену. На самом деле даже то падение с лошади не заставит меня больше никогда не сесть на лошадь. Определенно, нет.

-Твои дети видели фильм?
Джонни: Нет, они собираются посмотреть его в эти выходные.

- У них уже есть любимые персонажи? Теперь они уже могут посмотреть многие фильмы.
Джонни: Я не знаю. Мне кажется, что они привязаны к Капитану Джеку. Это ведь то, на чем они выросли, когда Капитан Джек приходил домой каждый вечер.  Я думаю, Тонто понравится моим детям.

- Когда ты увидел все эти невероятные трюки в сценарии, о чем ты подумал?
Джонни: Мне пришло в голову о реалиях съемок такого рода. Когда ты читаешь сцену с поездом такого рода, как есть в фильме, ты думаешь о том, что ты будешь снимать ее месяца три-четыре. Потому что когда ты снимаешь подобное 16 часов, ты получаешь секунд 6-7 фильма.

- Поезд действительно двигался?
Джонни: Да. Он двигался.

- Я знаю, что ты плохо видишь. Это не помешало делать трюки?
Джонни: Я никогда не мог видеть, как положено, этим моим глазом *показывает на левый". Так что я никогда в жизни не видел вещи нормально.

- И это не мешало делать трюки?
Джонни: Нет. Это помогает не видеть других вокруг.

Джонни: Роль Тонто для меня была единственной, относительно которой я был очень страстен. Я хотел взять все эти старые клише, которые они создали в американском кино. и поиграть с ними на съемочной площадке - это была моя цель. И я хотел достичь тех детей в резервациях, которым, вероятно, нужно немного помочь, напомнить им, что они произошли из воинов, что они особенные, что их культура должна продолжать жить. Для меня не было иного пути с Тонто.

- Ты когда-нибудь думал о том, что ты можешь обидеть коренных своей ролью?
Джонни: Вокруг этого все и вращалось. Когда мы только начали готовить это, то мы все садились вместе и пытались удостовериться в том, что каждая строчка в истории...номером один нашей повестки дня было убедиться, что коренные изображаются надлежащим образом, с заботой и чувством собственного достоинства.

- Расскажи мне о том падении с лошади. Что было в твоей голове?
Джонни: Копыта. "Копыта" - вот что было в моей голове. Это было интересно, потому что ты полагаешь, что в такие моменты ты будешь охвачен паникой и страхом, нов  тот момент не было страхи и всего подобного, я просто понял в тот момент, что я все еще держусь на гриву лошади и эти поводья и только одна моя нога там наверху, в этом была для меня надежда.

- Был ли у тебя тогда момент, когда ты думал, что ты уже не мальчик и, может быть, хватит продолжать делать подобное?
Джонни *смеется* Нет. После того, как я упал с лошади, плюхнулся спиной не землю, я лишь подумал, что мне очень повезло. Что могло случиться что-то ужасное. Я просто встал и было пару синяков и все.

- Твоих детей не пугал твой грим, если ты приходил домой в нем?
Джонни: Все исходит из *делает пугающие глаза* Этот персонаж - словно из немного кино. Все приходит от выражения лица. Поэтому, да, ты вполне можешь получить некоторые испуги, и это заставляет меня думать, что грим Тонто достаточно хорош. Мои дети могут и воспринять это как нечто странное.
Джонни: Этот фантастический грим был сделан Джоэлом Харлоу. Как только на тебе грим, мы начинаешь чувствовать персонажа. Все было хорошо с этим, за исключением жары в 115 градусов.

- Это правда, что ты спал в своем гриме по несколько дней?
Джонни: Да.

- Бывало, что ты пугался себя в зеркале по утрам, забыв?
Джонни: Да. Однажды я испугался себя в зеркале. Но... я к этому привык.

- Да ладно!
Джонни: Это так пугает, когда ты просыпаешься утром и видишь подушку во всем этом черно-белом.  Ты начинаешь думать о том, что что-то там произошло с твоей головой.

-Мы с тобой все время встречаемся в необычных местах. В  прошлый раз это был Париж, на этот раз Нью-Мексико. Это  всегда приключение. Как тебе Нью-Мексико?
Джонни: Я люблю его, мужик. Мы снимали "Одинокого  Рейнджера" здесь 6 месяцев. Это такая невероятная  территория, невероятный ландшафт. Мне так повезло быть  здесь.

-Каково для тебя работать со знакомыми людьми и с  незнакомыми?
Джонни: Это интересно, потому что ты всегда формируешь   отношения на фильме с командой. Даже когда это незнакомые  поначалу люди, эти связи формируются очень-очень быстро. 
А потом все расходятся на другие фильмы. Ты привыкаешь к  этому. В этом часть этого. Но когда ты работаешь с этой  командой, с которой я работал последние 13 лет так  эксклюзивно, с "Пиратов-1" и все это время, это  безопасно, это как семья, это братья и сестры, которые  работают вместе так хорошо. Это как хороший механизм.

- Мы все играли в ковбоев и индейцев детьми. Когда ты  делал этот фильм, как ты чувствовал себя относительно  культуры коренных?
Джонни: Самой важной вещью для меня, и Гора, и Джерри, и  сценариста было сесть вместе и подумать все. У нас есть  фильм, в котором - да! - мы должны предоставить  развлечения... Но! Внутри контекста коренных американцев  и их культуры, и того, как ранее их показывали, для нас  это было тяжело, потому что самым важным было, по крайней  мере, для меня, быть способным отдать честь, мою честь  всему, с чем я имел дело. Всему тому, что у них было  отнято.

Джонни: Я делал много фильмов с лошадьми...
- И это было впервые?
Джонни: О, да, это было впервые. Они [лошади] не хотят останавливаться, если начали бежать. Мы перебрались в другую секцию пустыни, и им там было свободно. Мой конь решил перепрыгнуть через этот низкий куст или кактус или что-то такое, мое седло сместилось влево, и я вместе с ним. Это были очень интересные виды лошади.
- Ты больше не хотел бы увидеть лошадь с такого ракурса?
Джонни: Определенно.

- Становится драматично, Джонни.
Джонни: Я чувствую это, я чувствую драму.
- Я вижу, что ты словно отступил назад.
Джонни: Я был вынужден.
*Интервьюер объясняет, что в тесте разыгрывается шляпа, сделанная специально для Джонни Деппа*
Джонни: Если я выиграю?
- Это будет или твой приз, или утешительный приз.
Джонни: Но я должен поработать за него!
- Любимое телешоу в детстве.
Джонни: "Герои Хогана".
- Последняя книга, что ты прочитал?
Джонни: "Удушье" Чака Паланика.
- Худшая машина, что ты когда-либо водил.
Джонни: 71 Электро.
- Ого!
Джонни: Да, "бьюик".
- Вот это видение. Если бы ты умирал от голода, кого бы из актеров "Одинокого Рейнджера" ты съел первым?
Джонни: Арми!
- Он такой вкусный?
Джонни: Да. Он красивый парень. На вкус он как курица или стейк. Или как страус.
*интервьюер презентует Джонни шляпу, надеясь, что размер подойдет, Джонни показывает отметку на шляпе, что она сделана специально для Джонни Деппа, надевает ее*
Джонни: Подошла, мужик! Подошла хорошо. Не знаю, сделать ее так или так. *обнимает интервьюера* Спасибо тебе мужик, потому что Арми на вкус как страус!

- Последний фильм, что ты смотрел?
Джонни: "Уитнейл и я".
- Худшая машина, что ты когда-либо водил.
Джонни: 71 Электро.
- Последняя книга, что ты прочитал?
Джонни: "Удушье" Чака Паланика.
- Любимое телешоу в детстве.
Джонни: "Герои Хогана".
- И последний вопрос. Какого размера шляпу ты носишь?
Джонни: Понятия не имею.
*интервьюер презентует Джонни шляпу, надеясь, что размер подойдет, Джонни показывает отметку на шляпе, что она сделана специально для Джонни Деппа, надевает ее*
Джонни: Вау!
- И последний вопрос: как правильно носить шляпу, как Джонни Депп?
Джонни: Я не знаю, ты знаешь. Я просто знаю, как нахлобучить ее. Держать вот здесь и надевать вот так. Подошла, мужик! Хорошо подошла!

ET: Я не знаю, как вы, ребята, делаете это, когда снимаетесь там, потому что я заходил в ту комнату для отдыха каждые 10 минут… Вы могли по завершению сцены пить неограниченные количества воды?
Джонни: Получать влагу, чтобы жить? О, да, по временам это становилось довольно жутко, ты знаешь, потому что это непредсказуемые земли. В одну минуту красивое ясное небо, а через минуту ты уже покрыт песком и началась песчаная буря, а с неба потоки, которые смешиваются с песком и все превращает в комья грязи, ты знаешь, а через полчаса всего этого уже нет. Но с кинематографической точки зрения это место… все места, куда мы смогли отправиться, Каньон Де Шелли и другие места, - просто восхитительны.

ET: Потрясающие места. На протяжении лет мы наблюдали твои постоянные разрядки смехом и привыкли к этому, и нам это нравится, мы этого ожидаем. Всякий раз во время съемок ты заставляешь актеров и команду надрываться от смеха?
Джонни: Ну, я тот еще гребаный любитель таких вещей. Первое, что я пытаюсь сделать в сцене, - заставить команду засмеяться…и я могу испарить дубль просто для того, чтобы заставить команду смеяться… так что да, это очень весело.

ET: И какого рода вещи ты делаешь?
Джонни: Ты знаешь, путаю реплики, меняю реплики, или просто делаю из сцены полную задницу, глядя прямо в камеру. Что бы ты ни делал, это чтобы удивить кого-то и заставить их смеяться.

ET: Мы до сих пор полностью не поняли той истории про то, как Арми Хаммер положил огурец в штаны в сцене на лошади с Рут Уилсон, чтобы заставить ее смеяться. Ты знаешь эту историю? Ты можешь с нами поделиться?
Джонни: Я не находился в непосредственной близости от огурца, Рут или Арми в тот момент, но я бы определенно не стал делать это на его месте. Да. Нет, нет.

ET: Ты это пробовал?
Джонни: Я не пробовал, но… время еще есть.

ET: Помимо юмора было еще и ужасающее падение с лошади. Ты можешь разъяснить нам, что случилось?
Джонни: Довольно странная вещь. Опять же, это одна из тех вещей, которых ты не ожидаешь, ты знаешь. Мы усиленно гоняли лошадей в то утро, и мы изменили их путь, пошли по другой тропе пустыни, и мой конь решил перепрыгнуть через этот куст или кактус, он прыгнул, и когда он приземлялся, сое седло сместилось влево, и я вместе с ним. Я все еще держался за поводья и за гриву, с одной ступней на спине лошади, пытаясь забраться обратно. Но этого не произошло. И когда я увидел это движение мышц, я мог думать только о копытах, а затем о неминуемой смерти. Но потом в какой-то момент ты думаешь: хей, да дерьмо все это, ты должен отпустить это и посмотреть, что случится. И, к счастью, этот конь миновал меня, и я смог встать. Я имею в виду, всего несколько синяков и ничего серьезного. Вообще.

ET: Ты бы назвал это одним из самых близких к смерти моментов за твою карьеру?
Джонни: Да, это было очень близко, ближе, чем я хотел бы знать, да.

ET: Было здорово поговорить с тобой.
Джонни: С тобой тоже. Спасибо большое.

ET: Отличный фильм!

Расшифровка

- В прошлом году ты был принят в команчи. Мне интересно, что происходит на церемонии?
Джонни: Это было очень маленькое собрание друзей и новой семьи из нации команчей, ЛаДонны Харрис, моей матери из команчей. Они говорили со мной и приветствовали меня, в том числе бывший вождь  Джонни Вакуа. Это было очень красиво. Был ритуальный обмен подарками. И было настоящее чувство честной теплоты от этих людей. Они делали некоторые ритуалы, но неважно, что это было, - это самые щедрые люди, что я когда-либо знал.

- Что было среди подарков, что ты дарил?
Джонни: Это традиция семьи, в которую принимается человек, они выбирают подарки для людей, а не я.

- Это повлияло на твою роль Тонто?
Джонни: Это дает много. Мой изначальный подход к персонажу заключался в том, чтобы сделать это правильно для них [коренных американцев]. Когда ты попадаешь к этим людям, узнаешь этих людей, говоришь со старейшинами об их прадедах  и о том, чем является жизнь для них с незапамятных времен, ты получаешь еще более глубокое чувство ответственности перед ними. Они очень-очень щедрые и любящие люди. Ложь о коренных людях продолжается уже сотни и сотни лет. Пора прекратить это. Это уже глупо теперь.

http://s41.radikal.ru/i092/1306/cf/fa64b50bde00.jpg
http://www.popsugar.com/Johnny-Depp-Lon … o-30870680

- Я слышала от твоего коллеги актера, что снимаясь посреди пустыни вы страивали караоке-вечеринки поздней ночью.
Джонни: Караоке - это та вещь, на которую я никогда не соглашусь. Со мной этого никогда не происходило. Я боюсь этого. Только не я. Однако, на некоторых столь красивых локациях нам позволяли разбивать лагерь. Мы останавливались там караванами вокруг скалы, разводили костры, играли на гитарах и пели. Это было очень мило.

- Глядя на твои роли за последние 10-15 лет, можешь ли ты сказать, что отцовство изменило твой выбор ролей или даже твою личность?
Джонни: Определенно.Потому что когда у тебя появился твой ребенок... первый ребенок... и потом у тебя парочка детей... ты осознаешь, что это твой первый раз, когда вуаль поднялась. Вещи становятся яснее и ты понимаешь, что жизнь полагается для этого. Так что, да. Иметь детей и этот фундамент в виде той семьи - это дало мне лицензию сходить с ума.

- Веселиться с ними.
Джонни: Да, веселиться.

- Что для тебя значит быть принятым в племя команчей?
Джонни: Так трудно описать это чувство... быть не просто принятым, а быть принятым в распростертые объятья такой удивительной группой людей, особенной моей команческой матерью ЛаДонной Харрис, которая в качестве активиста имеет невероятную силу для коренных людей много-много лет. Она очень мудрая женщина. Я очень стремлюсь к ней.

- С Днем Рождения!
Джонни: Спасибо.

- Есть что-то, что ты хотел бы сделать следующим?
Джонни: Есть парочка вещей, о которых мы говорили годами и которые мы хотели бы сделать. Есть замечательная серия книг Кайрила Бонфиглиоли - "Трилогия Мортдекей" и "Великая загадка усов Мортдекей". Это очень смешные книги и очень интересный персонаж.

- Это может стать следующим.
Джонни: Может. Посмотрим.Надеюсь.

- Ты возишь костюмы персонажей с собой иногда?
Джонни: Я не вожу их иногда. Мне, вероятно, следует. Я всегда вожу с собой костюм Капитана Джека.

- Зачем, позволь мне спросить?
Джонни: Иногда ты ходишь в детские больницы и подобные вещи. Я тайно прихожу и делаю сюрприз для детей. Я пожу по разных палатам отедым как Капитан Джек. Это обычно становится двух-трехчасовым импровизированным представлением. Поэтому я всегда стараюсь путешествовать с Капитаном Джеком.

- А теперь ты будешь путешествовать с Тонто?
Джонни: Да. Эта птица странная, не так ли? Я добавлю ручки сверху, и он будет моей сумочкой.

-Хочу спросить о забавной вещи - твоя дочь все еще просит тебя достать билеты на Джастина Бибера?
Джонни: Ты знаешь,  она... думает, что Бибер талантливый и все такое... но теперь она перемещается уже в другие территории в музыке. Ее звуки меняются сейчас.

- Может все дело в том, что ее папа больше не ходит с ней на концерты?
Джонни: Нет. Она предпочитает, чтобы я перестал ходить на концерты с ней. Перестал возить ее на концерты. Так что нет. Дело не в этом.

- Ты собираешься сделать фильм об Уайти Белджере, если он случится?
Джонни: Я надеюсь на это. Фильм продвигался очень быстро, и чувствовалось, что он не готов еще. Я думаю, что все согласятся, что мы все с надеждой пытались сделать его. Я так давно отчаянно хочу поработать с Барри Левинсоном.  Белджер - заманчивый персонаж. Я отчаянно хочу сделать это. Мы работает над датами и прочим.

- Ты будешь показывает его как злодея? Он довольно темный парень.
Джонни: Я думаю, вероятно, он таков. Да. Но, ты знаешь, внутри него должно быть что-то человеческое. Когда ты смотришь на фото этого парня с его собакой, он выглядит таким милым - просто старый парень с собакой. А когда ты думаешь о... о том, как он спрашивает кого-то, хочет ли тот пуля в лоб... Да, ты знаешь, много пространства для путешествий. Это будет замечательный персонаж.

-Участвовал ли ты в создании образа Тонто, и если да, то какие источники помогли тебе найти его?
Джонни: Я нашел в интернете. Я искал идеи для персонажа Тонто. Проект "Одинокий Рейнджер" был мертв в то время. Я нашел это изображение в интернете, эту картину с воином с белым лицом с черными полосками на нем, и я увидел ворона на его голове, как Изида, как его духовный гид. Мне сошло это с рук, правда?

- Опиши энергию между Тонто и Джоном Ридом и между тобой и Арми.
Джонни: С Арми это было мгновенно. Он мгновенно, ты знаешь, понравился мне. Прежде всего мне понравился тот факт, что в подходе к персонажу он никогда не изменял серьезности. Он так серьезно играл этого парня, который занимается не своим делом, и это было так красиво сделано. Отношения для нас как актеров и персонажей - он давал мне много пространства для провокаций временами. Это было очень весело.

- Расскажи об отношениях с Гором.
Джонни: Гор был по-настоящему единственным парнем, кто мог бы сделать этот фильм. Как и с первыми Пиратами, которые он сделал, нет никого, кто смог бы подойти так близко к тому, чтобы поместить всю эту информацию в двухчасовой фильм, со всем этим безумием, с этими безумными экшен-сценаи, а также трагедиями реальной жизни персонажей, историями персонажей. Гор и его внимание к деталям - я никогда не видел ничего подобного.

- Ландшафты фильма - словно путешествие во времени назад.
Джонни: Именно так. Когда ты стоишь в Каньоне Де Шелли. в этом невероятно священном месте для Навахо, и ты осознаешь, что ни одного белого человека не было там очень много лет, но вот ты приглашен туда. Ты входишь в абсолютно другое пространство и время. Ты уже не в 2-13-ом, ты где-то еще.

- Какая твоя любимая сцена из фильма?
Джонни: Оу... Я не знаю... Я хорошо провел время на сцене, в которой я, Арми и Хелена. Было весело интересоваться ее ногой. Я ее "хотеть трогать". Это был один из моих самых любимых моментов.

- Что зрителем следует ожидать, когда они войдут в кинотеатры?
Джонни: Это то, что еще не видели раньше в кино. Это за пределами. Я не думаю, что есть что-то еще подобное, не только в жанре вестерна, но в кино вообще. Гор создал свой собственный кинематографический язык. Это полностью новый процесс.

- Я думаю, что благодаря материалам о фильме наше поколение увидит, как создается такой фильм от начала до конца.
Джонни: Да, абсолютно. Гор работает, как собака, делая фильм. Как и Джерри. Мы все были там, в грязи, делая фильм. Никто не отходил от пути, мы очень большое внимание уделяли тому, как мы делаем все по отношению к коренным американцам в плане уважения и чувства собственного достоинства. Это никогда не оставляло Гора, он постоянно говорил: "Погодите, давайте  подумаем об этом!" Также и Джерри. Так что мне очень повезло, потому что это было самой важной вещью для меня. С ним и с Гором, которые взвалили это на себя, мы получили очень выдающийся подход. Это удивительно.

- Ты делал вестерн раньше, "Мертвец" Джима Джармуша.
Джонни: Да.

- Есть много сходств между Никто и Тонто.
Джонни: Может быть, это потому, что очень-очень глубоко в моем сознании я горячо влюблен в Гарри Фармера и в его игру. Я уверен, что она осела где-то во мне, между строк.

- В этом фильме есть реальная и иконографическая сторона. какая из них тебе больше нравится?
Джонни: Иконографическая. На самом деле этот период американской истории - это преимущественно невероятные ошибки, коренных американцев притесняло правительство, притесняла армия. Прогресс приходит в нацию в виде железного коня, и большой бизнес притесняет их тоже.

- Этот фильм выходит в День Независтимости, анпоминая нам, что не всегда мы были такими хорошими. Мы могли что-то выбрасывать даже из нашей литературы.
Джонни: Точно. Я был бы счастлив узнать, что пять, десять, двадцать детей, потомков этих людей,  после просмотра фильма  смогут изменить свои мысли относительно своего происхождения, осознать, что они воины, открыться собственной культуре, сохранить их язык... Это так ужасно, ведь их языки умирают.

- Как дела?
Джонни: Очень хорошо. О, твоя футболка - это фантастика! Она невероятно! Мне так нравится!
- Начнем...
Джонни: *восторженно смотрит на футболку, выражая высшую степень одобрения* Она замечательная...

На футболке интервьюера - занимающиеся сексом единороги.

http://s018.radikal.ru/i507/1307/14/4a5ceb83ec8b.jpg
Единорог - один из нескольких самых популярных и расхожих символов гомосексуальности, наряду с розовым перевернутым треугольником и шестицветной радугой. В начале этого года Тим снялся в рекламном ролике для Самсунг, в котором выступил режиссером фильма о радужном, розовом единороге.

- Сегодня все хорошо, да?
Джонни: Теперь *показывает на футболку* еще лучше!
- Тебе сегодня задавали миллион вопросов. А я хочу спросить тебя о том, о чем никто не спрашивает. Что ты коллекционируешь?
Джонни: Я помешан на старых книгах, на первых редакциях или просто на книгах 19 века с этой старой бумагой. Их запах... Я по-настоящему помешан на этом.
- У тебя тонна книг?
Джонни: Да, у меня тонна книг.
- Это такой огромный фильм, с трюками, эффектами. Было ли у тебя во время прочтения какой-то сцены ощущение: ох, слово-на-эф, я  не смогу сделать это?
Джонни: Сцена с поездом. Правда. На крыше поезда. Все эти трюки там должны быть так скоординированы, требуют сотрудничества в высшей степени, чтобы выглядеть убедительно. А потом ты осознаешь, что ты снимаешь сцену 14-16 часов, а в результате получается три секунды экранного времени. Ты снимаешь сцену с поездом парочку месяцев в результате.
- Эти локации никогда не воссоздать в павильоне.
Джонни: Не-а.
- Было ли у тебя ощущение: я не могу поверить, что нахожусь здесь и снимаюсь в фильме?
Джонни: Это было в том моменте, когда нас пригласили в Каньон Ди Шелли. Я был по-настоящему поражен этим. Это очень священное место для Навахо, и то, что нам позволили так далеко войти внутрь Каньона... Нас приняли с таким уважением.  Это был как раз такой момент,  когда ты думаешь: какое большое и красивое место! И вокруг тебя вообще ничего современного нет. Это может быть 16 век, или 18 век. Это волшебно.
- Я большой фанат Уолли Пфайффера! Я правильно назвал его фамилию?
Джонни: Пфистер?
- А, да! Точно! Я его большой фанат! Я взволнован тем, что вы, парни, делаете. Ты можешь подразнить людей?
Джонни: Я был поражен им. Уолли был оператором все эти годы, у него отличный глаз. Когда я увидел его в качестве режиссера, когда мы стали работать вместе, у меня не возникло никаких сомнений относительно его способностей как режиссера. Как режиссер он делает куда больше, чем я мог представить. У него блестящий мозг. Он станет... нет, он уже есть замечательный режиссер. С ним здорово работать.

О долгой карьере

"По-прежнему быть здесь - это довольно удивительно. Каждому дню следует быть своего рода праздником. Когда ты достигаешь 50, ты не чувствуешь никакой разницы, в этом плане тебе так же исполнялось 40 или 20. Так что да, я счастлив все еще быть здесь".

Как ему удалось так долго оставаться в кино

"Везение. Я имею в виду, на самом деле нет никакой другой причины. Фильмы, которые я сделал до Пиратов, были временем до того, как все изменилось. Все, что я сделал до этого...не все, не большинство... не считаются блокбастерами для индустрии. Я не был материалом для блокбастеров. Так что тот факт,что я задержался здесь до 50 лет, пританцовывая вокруг всех этих фильмов, что я до сих пор здесь, - удивителен. Я могу назвать только везение, другой причины нет".

- У тебя большое собрание работ. Но в последнее время твои персонажи стали настоящими физическими трансформациями. Какой твой любимый из них?
Джонни: Накладывание на себя протезного грима - это как создание формы персонажа, создание его лица, лучший шанс для тебя нырнуть поглубже. Мне всегда нравилась идея трансформироваться, или прятаться таким образом. Прятаться за маской. Я думаю, мы все происходим из этого. Ведь в одно время, во времена шекспировских пьес все были характерным актерами. Мальчики играли девочек в то время. Парни, которыми я более всего восторгаюсь, - парни из немного кино, Лон Чейни, Бастер Китон.

- Как весело было создавать Тонто и какова была реакция твоих коллег в первый раз?
Джонни: Было очень весело создавать его внешний вид. Я никак не мог увидеть его, а проект был мертв в то время. А я по-прежнему знал, что я должен найти его. Мой замечательный друг, гример Джоэл Харлоу и я наткнулись на картину воина, у которого были черно-белые полосы на лице. И я подумал: "Вау, это интересно!" Потому что это может олицетворять различные секции человека: трагедия, гнев, мистицизм. А потом я увидел эту птицу на его голове с гордо распростертыми крыльями. Я подумал, что это это духовный гид, его сущность. 

- Эта птица - нечто!
Джонни: Да, птица дала многое.

- Ваша с Арми химия отлично срабатывает на экране. Можэет быть, у вас были какие-то ритуалы совместные для вхождения в роли?
Джонни: Арми и я... он мгновенно понравился мне, у нас очень естественно все сложилось, появилась глубина и органичность. Он просто понимал это - юмор. Арми все время обвинял меня в злоупотреблении шутками про пенис. Но я ведь ростом 5 футов и 11 дюймов, а он, наверное, 6 футов и 13 дюймов...

- Какая энергия на площадке заставляет тебя проджолжать делать фильмы с Гором и Джерри?
Джонни: Они вносят вклад. Я имею в виду, они участвуют в вечеринке. Они готовы работать с полными ящиками инструментов, скажем так. Если они что-то говорят, то они это делают. Никогда не было ни одного момента, чтобы Джерри и Гор начали использовать обходные пути в чем-то дял фильма. И они защитники. Джерри Брукхаймер был огромным защитником Гора. А Гор - невероятный художник, что очень трудно в кино. Меня не нужно спрашивать дважды относительно любого сценария, что они двое дадут мне.

-Что тебе так нравится в этом персонаже?
Джонни: Это что-то, к чему я испытывал глубокую страсть долгое время, держа также в голове тот факт, что коренные американцы во всех этих телесериалах старой школы показывались как дикари или прислужники. Я просто подумал, что этот фильм может стать способом стереть это, полностью перевернуть все с ног на голову, возможностью высказать большое уважение и благодарность коренным американцам, после всего того, через что они прошли на протяжении своего существования. Поэтому это был в основном было попыткой показать коренных американцев с надлежащим чувством их собственного достоинства, так, как они заслуживают.

- Эволюционировал ли персонаж Тонто из-за аспекта игры с Арми Хаммером?
Джонни: О, да, абсолютно. Тонто смог провести некоторое время с Рут, и были некоторые смешные моменты в связи с этим. Когда камеры работают, и ты перед ними со своим персонажем и своим партнером, Арми, ты никогда не знаешь, что произойдет, и нет смысла ничего планировать. Ты просто помещаешь себя во все это и смотришь, что из этого выйдет, и Арми был по-настоящему хорош в этом. Очень многие парни весьма ограничены на съемочной площадке, а Арми очень гибок, много импровизирует, так что это было очень-очень мило. Это очень повлияло на персонаж, потому что вообще-то, я думаю, что Тонто считал, что Рейнджер идиот.

- Расскажи о съемках финальной сцены с поездом.
Джонни: Когда ты читаешь подобную сцену в сценарии, то ты понимаешь, что это будет, мягко скажем, очень трудно снимать. Как эта сцена с поездом. Мы знали, что будем пристегнуты к движущемуся поезду, и что будет полное безумие - цепи, лошади. Мозг Гора, как и этот поезд, никогда не останавливается, он постоянно в движении. Когда ты попадаешь в вещь, подобную этой, ты осознаешь, что все это так математически идеально в плане кинематографического таланта Гора. Это здорово. Но больно.

- Когда ты играешь таких эксцентричных персонажей, то сколько идет из сценария, а  из твоих собственных пометок?
Джонни: Бывает по-разному. Что касается Тонто, то я не хотел, чтобы были какие-либо шаблоны для него, потому что я не собирался использовать ничего из традиционного восприятия Тонто. Многое приходит из в процессе.

- Гор Вербински мне только что рассказал, что вы двое много играли на гитарах вместе, и иногда прямо перед сценой. Музыка помогала вам подготовиться к сценам?
Джонни: Гор замечательный гитарист, и он всегда был там. Мы даже использовали некоторые музыкальные отсылки. Он мог давать режиссерские указания из терминов гитарной игры.

- Вы с Гором сделали уже два вестерна, и они совершенно разные. Я думаю, вы очень расширили границы этого жанра.
Джонни: Абсолютно, да. "Рэнго" был одной из тех вещей, когда ты можешь расширить параметры и зайти намного дальше, поскольку это анимация. Когда это фильм с живой игрой, ты иногда немного ограничен.

-Нет никого, кто снимает как Гор.
Джонни:  Нет. Без вопросов.

- Он невероятный жонглер в этом бизнесе. Он может показывать пять самолетов, и ты никогда не потеряешься в его визуальном ряду. Каков его процесс работы?
Джонни: Гор удивителен как режиссер. У него все очень точно рассчитано в плане композиции и всего такого - густота дыма и тому подобное. Он очень-очень одержим такого рода образами. Но в то же самое время для тебя как актера он оставляет очень много пространства для игры, он оставляет тебе вариации того, как ты будешь атаковать сцену. Таким образом, в нем очень интересная комбинация противоположных вещей.

- На тебе такой сложный грим. Но является ли он при этом способом высвободиться еще больше?
Джонни: Абсолютно. Без вопросов. Даже если ты знаешь, что тебе придется прийти на работу в три часа утра и накладывать подобное семь часов, ты знаешь, что когда на тебе это, ты прибываешь в нужное место, ты начинаешь чувствовать его язык тела, его тип движений. Это было трудной задачей, но это было очень весело, очень.

- Та трагедия, что вы внесли в Тонто, может оказаться неожиданной для зрителя.
Джонни: Начало жизни Тонто было очень травматичным, но именно это поставило его на его путь. Самой печальной вещью для меня было то, что это ведь в реальной жизни происходило  с некоторыми парнями - они становятся живым экспонатом в диораме и вокруг говорят: "Смотри, это дикий индеец!" Это происходило в реальности.

- Расскажи о  выборе того, что эта история рассказана от лица Тонто, а не самого Рейнджера.
Джонни: С самого зачатка  идеи для "Одинокого Рейнджера", когда мы сели с Джерри Брукхаймером и Гором Вербински и сценаристом Джастином Хейтом, мы очевидно знали, что мы должны сделать фильм развлекающим и придать персонажам определенные качества, но прежде всего самой важной вещью было то, что это должно быть сделано с огромным уважением к коренным американцам и их культуре, чтобы это не было неверным показом, как это происходило годы и годы в истории голливудского кино. Самым важным было показать их теми, кем они были и кто они есть, воинами. Это они ведь владели всем тем, что теперь есть у нас.

- У тебя есть некоторая коренная кровь?
Джонни: В детстве мне постоянно говорили, что у нас есть кровь чероки. Это всегда значило что-то для меня. Я никогда не знал, насколько ее много, но я всегда гордился.

- Сыграть Тонто помогло тебе лучше узнать индейцев?
Джонни: Сыграть Тонто помогло мне погрузиться в этот мир, в эту культуру, узнать очень тяжелые истории. У белых людей все совсем по-другому, ты знаешь. Я узнал много. И самое важное то, что я провел много вменении с команчами и апачи. И они так тепло принимали, были так щедры, я никогда не встречал более щедрых людей в моей жизни.

- Расскажи вкратце о твоем гриме. Каково было сниматься в нем при экстремальной жаре?
Джонни: Это было довольно трудно, довольно трудно. Ты не каждый день решаешь пойти на работу, приклеив что-то к своему лицу, при жаре 120 градусов. И на теле все это тоже.

- Закрывает тату.
Джонни: Да. Я дошел до такого момента, когда я решил, что буду оставлять все это на себе до следующего утра. Я спал в этом.

- Что привлекло тебя в роли Тонто в «Одиноком Рейнджере»?
Джонни: Эгоистично я увидел в этом замечательную возможность выразить уважение к коренным американцам и их культуре. Я продолжал думать о том, что если есть любой способ, которым я мог бы повлиять на пять, десять, двадцать детей, чтобы они подумали: «А знаете, что? Моя культура удивительна. Я происхожу из воинов. Мне не нужно приспосабливаться к тому, что мне дают. Я могу стать лучше и найти свой путь». Если это мне удастся, если я смогу заставить их почувствовать дух воинов, который в них есть, то моя работа сделана и я счастлив.

- Как ты готовишься к роли?
Джонни: Все определенно началось с той картины, которая по-настоящему вдохновила меня для этого персонажа. Это очень интересная картина для меня, я увидел разные вещи в ней. Также  это множество книг, которые ты читаешь, о невероятной истории этих людей, которая задокументирована. Но настоящий опыт ты приобретаешь, когда оказываешься там, среди них, учась от них, слушая их истории от старших об их прадедах. Я провел некоторое время с потомками великого Коана Паркера. Я был усыновлен в нацию команчей потрясающей женщиной по имени ЛаДонна Харрис. Когда ты попадаешь туда, ты узнаешь этих людей и любишь их, ты видишь, как они красивы и щедры. И это повышает ставки.

- Что ты думаешь об IMDB?
Джонни: Как актер и как… если я…. если моя компания делает что-то, ищет режиссеров, актеров, актрис и кого угодно, то это становится несравнимо полезным инструментом. Это сделано замечательно, да.

Интервью от сайта "Гнилые помидоры"


- Я так хорошо себя чувствую. особенно когда сажусь на такие стулья.
Джонни: Я раскачиваюсь каждую секунду.
- Это делает все более волнующим.
Джонни: Да, да. Я могу получить увечья в любой момент. Упасть и - бамс!
- И я закричу: О Боже, Джонни Депп упал!!!
Джонни: Рухнул! Но если ты упадешь первой, я упаду с тобой.
- Какой ты друг!
Джонни: Сильвер жив!
- Твое соединение с культурой команчей сделало роль Тонто особенной для тебя. Что тебя наиболее связало с этим?
Джонни: Прежде всего то, что я был принят в их круг, и то, что я был принят в чью-то семью, и теперь ЛаДонна Харрис - моя семья. Но также я горячо принят в нацию как почетный член племени.
- И имя также?
Джонни: Да, мне было дано мое имя. Имя "Ма-Ву-Ме", которое они выбрали для меня, означает "оборотень". Это так ужасно мило.
- И подходящее, я думаю.
Джонни: Да, неплохое. В плане того, что я делаю. Да. Конечно. Я всегда был заинтересован в сообществе коренных американцев, в их истории, в осознании того, как их чуть полностью не искоренило правительство и люди типа Джексона с его "Биллем 20 долларов". Убийца индейцев... Так что да, я всегда имел особенное место в моем сердце для коренных американцев.
- Я думаю, ты смог это показать.
Джонни: Надеюсь на это. Я хотел показать Тонто с чувством его собственного достоинства и глубиной.
- Я слышала, что ты спал в этом гриме. Тебе доводилось утром прийти в ванную и заорать?
Джонни: Конечно. Хуже того. Ты просыпаешься и смотришь на подушку, а она почему-то покрыта чем-то черным.
- Немного нервирует.
Джонни: Да, нервирует. 
- Какую птицу, по твоему мнению, я должна носить на своей голове?
Джонни: Я бы рекомендовал только ворона.
- Всегда ворон?
Джонни: Всегда ворон. Вороны мудрые и они шутники.
- Хорошо. 
Джонни: Кроме того, ворон будет очень хорошо смотреться с твоим розовым. Это красиво.
- Твой ворон имеет имя?
Джонни: Мой ворон? Его зовут просто Ворон.
- Просто и элегантно, мне нравится.
Джонни: Птица.
- Но я не упала со стула!
Джонни: Не упала? А почему бы и нет...

- Мне здесь очень непривычно, я живу около океана.
Джонни: Да, так и есть. [...] Это очень особенное место - Нью-Мексико.
Джонни: Каскадеры делали совершенно удивительные трюки.
- Когда ты делаешь трюки, как ты себя ментально настраиваешь? Ведь некоторые из них опасны.
Джонни: Да, опасны, и ты знаешь, что они опасны [...] Все доверие ты возлагаешь на техников [...] Ты прикован к едущему поезду на самом деле, и это не чувствуется [...]  Да, я не чувствовал страха.
- Что было вдохновением для волос, грима и ощущения коренного американца?
Джонни: Я пытался найти Тонто, то, каким он должен быть [...] В интернете я натолкнулся на картину, там был этот парень с чем-то вроде белой глины на лице  и четырьмя черными полосками на белом. Это стало основой для Тонто.
- Ты часто ездишь в Майами?
Джонни: Да, парочку раз в год. Встречаюсь с друзьями и с семьей.
- Майами скучает по тебе.
Джонни: Я там скоро буду, я думаю.

http://s019.radikal.ru/i604/1307/2c/5d6f761fbbec.jpg
http://video.foxnews.com/v/253645236000 … 9831930001
О Тонто

"Тонто есть что одолжить у Капитана Джека, он куда более безопасен для Одинокого Рейнджера".

О недостатке анонимности

"Я не хочу, чтобы это звучало так, словно я ною или жалуюсь, потому что я осознаю, как мне повезло, что я так долго здесь, смог добиться этой карьеры и этой жизни. Но ты всегда также должен платить чем-то, я имею в виду, анонимностью".

Жизнь звезды заставляет его чувствовать себя заключенным в тюрьму

"Если я хочу  взять своих детей в торговый центр или в Диснейленд или просто пройти с ними по улице - все это уже под вопросом. Этого просто больше не существует. И еще ты начинаешь осознавать, что в последние десять лет ты заходишь в ресторан через заднюю дверь, проходишь по каким-то круглым грязным лестницам, чтобы попасть в приватную комнату. Это жизнь преступника".

О теме бойфренда дочери

"Я боюсь этой темы бойфренда. Я боюсь за него. Более чего угодно другого я боюсь за него".

Проект "Пронто"
http://s57.radikal.ru/i158/1307/bf/fa0dcc2006a5.jpg
ВИДЕО

Часть 1: Пронто + Тонто

Джонни: *перед встречей с Пронто* Вы все его видели, да? А у меня еще не было опыта с ним.
Пронто: Приятно познакомиться с тобой, Тонто!
Джонни: Приятно познакомиться.
Пронто: Я Пронто!
Джонни: Пронто-Тонто!
Пронто: Мы с тобой ходили в один и тот же детский сад "Тамагавк".
Джонни: Да, точно. И потом в еврейскую школу. И я узнаю эту птицу.
Пронто: *замирает от удивления* Птицу?!
Джонни: Э-э-э... нет, ничего.
Пронто: Тонто!
Джонни: Да?
Пронто: Ты не отвечал на мои дымовые сигналы так долго.
Джонни: Я был ослеплен на несколько месяцев. Ужасный несчастный случай с фотохимикатами. Но сейчас мне уже лучше.
Пронто: Но как же твоя семья? Они тоже не отвечали на мои дымовые сигналы.
Джонни: Да. Они хотели, но я им не разрешал.
Пронто: Оу... Спасибо.
Джонни: Потому что хотел сначала поговорить с тобой.
Пронто: Тонто, это звучит так похоже на тебя...
Джонни: О, я знаю.
Пронто: Ты ходишь всюду с бело...
Джонни: С белыми людьми.
Пронто: Да. Как этот Джон Рид.
Джонни: Ты имеешь в виду этого тупоголового парня, Одинокого Рейнджера?
Пронто: Да, Одинокого Рейнджера.
Джонни: Было у нас с ним кое-что. Некоторое время. Недолго. Но я с этим покончил. И я думаю, что он тоже пережил это. Я не хочу говорить об этом.
Пронто: А это правда, что ты оживил его?
Джонни: Да. Я это сделал.
Пронто: Ох... *вздыхает*
Джонни: В реальной жизни я бы этого не сделал...
Пронто: Тонто, но ты должен знать, что ты не лучший шаман под этим Солнцем...
Джонни: Я это знаю. Никогда не заявлял обратного.
Пронто: Конечно, после стольких лун я принес тебе кое-что в подарок.
Джонни: Внутри твой ребенок?
Пронто: Нет.
Джонни: Окей. *достает динамит* О, с этим будет весело в самолетах! *достает птицу*
Пронто: Ты, должно быть, скучал по ней.
Джонни: *словно позирует с птицей* Как пьяный Папа Римский.
Пронто: Тонто, мы с тобой играли в одну маленькую игру, когда были маленькими. Она называется: "Тонто-Пронто-Ренго..."
Джонни: Тинто!
Пронто: "Тонто-Пронто-Тинто?" Окей. Мы можем уже начать играть в игру "Тонто-Пронто-Тинто"?
Джонни: *стукает динамитом о птицу* Я всегда был плох в ней. Как у меня получается?
Протно: *показывает на динамит* Это вообще-то опасно.
Джонни: Я, вероятно, могу это курить!
Пронто: Это довольно опасно.
Джонни: Возьму это с собой, чтобы поджигать в поезде. Птица хочет пить.
Пронто: У тебя есть послание ко всем тупым-тупым белым людям?
Джонни: К тупым белым людям... Нет у меня посланий ни к кому. Кроме "Веселитесь!"
Пронто: Приятно было встретиться с тобой!
Джонни: Удовольствие, мужик!
Пронто: у меня есть подарок - самое уродливое кольцо в мире.
Джонни: Класс!
Пронто: И ты можешь его подсвечивать! *показывает*
Джонни: *пробует, зажигает* Мне это нравится! Очень любопытная вещь!

Главы с остальными участниками команды фильма здесь: Одинокий Рейнджер - Часть 3

-Месье, бонжур!
Джонни: Бонжур!
- *по-фр.* Как дела?
Джонни: *по-фр.* Хорошо, спасибо!
- Я не буду больше говорить по-французски с тобой, чтобы не смущать тебя.
Джонни: Я могу заробеть, да.
- Являются ли "Одинокий Рейнджер" и Тонто голливудской версией твоего "Мертвеца"?
Джонни: За недостатком лучшей аналогии, назову это попыткой хитростью проникнуть в лагерь врага.
- Окей. Интересно, что бы Марлон Брандо сказал тебе сейчас, будь он с нами? Ты снялся в блокбастере. Был бы он горд тобой или подкалывал бы тебя?
Джонни: Он бы определенно подкалывал, я уверен. Но даже когда мы с ним были в чем-то не согласны, наши отношения были настолько удивительными, что он всегда гордился мной. Это было так мило.
- Что бы ты сказал европейским зрителям о фильме, ведь для них вестерн - не популярная вещь?
Джонни: Прежде всего то, что это то, что еще никто никогда не видел раньше. И этот фильм полностью в руках режиссера и только. Он очень, очень много думал о том, как сделать его таким, какой он есть. Это великий фильм. Это смешной фильм. Он безумен и имеет много ценности в себе.
- Я уверен, ты знаешь Луи Де Фюнеса.
Джонни: Один из моих любимых.
- Сцены на поезде напоминают о Луи Де Фюнесе и Иве Монтане. Ты смотришь подобные фильмы перед тем, как начать сниматься?
Джонни: Конечно. Я смотрю Луи Де Фюнеса так часто, как только могу. Он - один из моих любимых актеров, как и Жан Габен. Такие фильмы просто должны идти рядом с тобой.
- Мне нужно спросить тебя о том, что случилось в недавнем прошлом. Ты по-прежнему имеешь дом во Франции и приезжаешь в эту страну, или с этой страной покончено для тебя?
Джонни: Нет, нет! С ней никогда не будет покончено! Я люблю Францию, как всегда любил. Я по-прежнему люблю этот дом на Юге Франции, люблю Ванессу и люблю моих детей. Нет никаких сомнений. Просто в жизни происходят странные вещи. Но это не значит, что я больше не люблю ее, потому что это не так.

- Мне нужно, чтобы ты дал мне свою пятерку любимых вестернов.
Джонни: У-у-уф...
- В обратном отсчете.
Джонни: Пять любимых вестернов... Ох, мужик, я не могу... А, ты знаешь, я дам тебе свой топ. "Мертвец". Я его никогда не видел, но я знаю Джима Джармуша очень хорошо, и я знаю, что он написал красивый эпос. Так что это будет мой самый любимый фильм.
- А из тех, что ты смотрел?
Джонни: "Уитнейл и я". Еще один любимый вестерн. "Крестный отец" - замечательный вестерн. Еще я видел маппетов в ковбойских шляпах. Возможно, это было во сне или в кошмаре, я не знаю.
- А какой твой главный совет для работы в вестерне?
Джонни: "Не делай этого!". Это очень много работы. Это занимает очень много времени. Это очень сложно. И ты должен всегда приспосабливаться к лошадям.
- Каково было работать в этом гриме?
Джонни: Замечательно. Для меня эта роль - как глазурь с тортика. Смочь спрятаться внутри персонажа.
- А какой твой самый любимый навык из вестерна, что ты получил?
Джонни: Падение с лошади. Я научился очень грациозно падать с лошади и не быть убитым.
- И сколько раз ты это сделал?
Джонни: Только один раз.
- Что ж, ты научился на этом падении.
Джонни: Это было очень зрелищно.
- Как это произошло?
Джонни: Итак. Лошадь прыгнула, а я не был готов к этому. И мое... это даже не седло, а... я не знаю, что это было... в общем, фальшивое седло. И вот, оно съехало и отправило меня налево на моей лошади. Я держался за гриву, я пытался забросить ногу обратно ярдов 15, а потом я решил, что...
- Будь что будет.
Джонни: Да, я бросил кости. Это тот риск, что тебе необходимо принять.
- Ты чувствуешь себя человеком сельской местности или городским мальчиком?
Джонни: Нет, я не был городским мальчиком. Нет. Нет. Я куда более удовлетворен быть в пустыне без никого вокруг.
- Как ты думаешь, почему люди так сильно любят вестерны?
Джонни: Это история. Это очень интересная часть истории этой нации. Дикий запад, ты знаешь. И это о том, что происходило с миром с приходом прогресса. Смерти и смерти во имя прогресса. Грязные политические ужасы во имя прогресса, ты знаешь. Это одна из тех вещей, что более всего привлекали меня в том периоде. И вестерны в целом. Я был поглощен ими.   

- Кажется очевидным, что некоторые движения тела Тонто во время трюков напоминают звезд немого кино...
Джонни: Разумеется.
- Например, Бастера Китона.Это было намеренно?
Джонни: Абсолютно. Бастер Китон был велик. И он всегда был великим в моем мире. Я так восторгаюсь его работой. И немного Чаплина также. Китон никогда не имел того признания, которого он заслуживал. Так что да, в Тонто много Бастера Китона.
- Ты сожалеешь о тех сценах, которые были удалены из сценария по бюджетным причинам, или ты счастлив тем, что есть сейчас?
Джонни: Нет, я не чувствую, словно потерял что-то. Главным фокусом был показ коренных американцев, показ Тонто, который должен был быть с абсолютной точностью и уважением. Я думаю, мы добились этого. А бюджеты - они всегда меняются.

0

3

Фрагменты интервью Джонни для дополнительных материалов диска с фильмом

"Ты знаешь, в детстве, как всегда, ты играет в ковбоев и индейцев. И ни разу я не хотел играть ковбоя. Ни разу. Я хотел быть индейцем".

"История Тонто должна идти первой. Эта правдивая линия должна существовать прежде всего".

"У меня был ланч с Джерри в офисе. И это было как: "Хей..." И я показываю ему эту вещь [фото в образе Тонто - прим.перев.] И он: "О, мой бог! Это убийственно! Это круто! Это чудесно! А кто это?" И я сказал: "Это я, мужик. Это я".

0

4

Лоутон

Джонни: Что ж… Прежде всего хочу выразить огромное уважение к коренным людям. Первой мыслью, когда мы задумали эту маленькую вещь, я, Гор, Джерри и сценарист Джастин Хейт, было то, что это будет не только фильм для развлечения, это будет фильм для достижения конкретной цели. Мы хотели восполнить недостаток уважения и чувства собственного достоинства к коренным людям, которых они заслуживают, в американском кино. С незапамятных времен в кино и на телевидении их показывали неверно. Мы попытались исправить это.

Расшифровка речи Джонни перед команчами в Лоутоне 21 июня:

Джонни: "Это настоящая честь и наслаждение, прежде всего, быть тепло принятым в семью ЛаДонны Харрис, которая теперь мой соплеменник. ЛаДонна стала для меня источником сил, узнать этого человека, Воджя Коффи, и его семью. Сложно описать словами, как я горд быть принятым в вашу семью и во все ваши семьи, в нацию, в нацию команчей. Спасибо! С самой первой секунды этот фильм рассматривался как... с того времени, как я, Гор, Джерри и сценарист  впервые сели думать обо всем, мы все, конечно же, знали, что хоть мы и должны сделать развлекательный фильм, на повестке дня первым для этого фильма был наш способ сказать "спасибо" всем нациям за то, через что вы прошли из-за...различных проблем за все эти много-много-много лет. Это наш способ сказать вам "спасибо", сказать вам, как сильно мы уважаем вас. Очень важно сохранить вашу культуру живой, позволить вашим детям знать язык, говорить на нем. Если мое изображение Тонто поможет пяти детям осознать это, я думаю, это было не зря".

"Я так горд быть здесь, я так горд быть частью этого. Если я хоть как-то могу передать это послание детям, подрастающему поколению, - понять, откуда они произошли, понять, что они воины и никак не меньше, если я хоть как-то могу поспособствовать тому - я буду там, пока я... пока они не запретят мне, полагаю".
Коффи: "Ты полагаешь, это может когда-нибудь произойти?"
Джонни: "Вероятно, я просто достану вас!"

0

5

Лос-Анджелес

- Я вижу, что ты сегодня оставил макияж дома. Никакого макияжа сегодня?
Джонни: Макияж в "Одиноком Рейнджере" - это именно то, как все и выглядит. Тонто - это на самом деле мое настоящее лицо.

-Ты подошел к роли Тонто иначе?
Джонни: Ключевой для каждой сцены фильма была идея, заключающаяся в том, что... да, у нас есть фильм, да, мы должны развлекать и хотим, чтобы люди пришли смотреть его, но прежде всего мы хотели представить этих людей с честью и достоинством, которого они так глубоко заслуживают, и попытаться сделать это лучшим образом, каким ты только можешь.

-Расскажи о том моменте падения с лошади.
Джонни: Да, был тот момент, который разбудил меня на мгновенье, когда я обнаружил себя летящим в неправильной зоне, держась за за упряжку. Это было следующей остановкой. И я осознал, проскакав 50 или 60 ярдов, что пора уже прекратить это в какой-то момент.

-Как ужасно было видеть, как он двигался.
Джонни: Он двигался, да.

"Это что-то, идея чего была в моем сердце с детства. С очень-очень раннего времени. Я помню, как мои бабушка с дедушкой говорили, что у нас есть на каком-то уровне индейская кровь. Для меня это был повод гордиться. Я думаю, что моя версия Тонто в этой версии "Одинокого Рейнджера" может помочь детям в резервациях сказать себе: "А знаешь, что? Я воин! Я справлюсь с этим! Я смогу сделать это! Я хочу сохранить мою культуру! Я хочу сохранить свой язык!"

О происхождении грима Тонто

"Мы первый раз сделали этот грим, наверное, за три года до начала съемок. Были только я, Джоэл Харлоу и мой друг фотограф Питер Маунтейн. И до самого начала съемко мы никогда не хотели изменить его. Он всегда был здесь. Я не знаю. Он просто пришел ко мне".

"Эта связь для меня началась очень давно, когда я был маленьким ребенком. Мне было очень некомфортно из-за идеи того, что Тонто всегда рассматривался как закадычный дружок. Это было со мной всю оставшуюся жизнь, на самом деле".

"Была единственная комбинация, которая могла бы оживить этот фильм - масштаб Брукхаймера, видение и масштаб Гора. И это определенно выигрышная комбинация. Тот факт, что все собираются вместе и проходят через это по правильным причинам. Это было здорово. Было приятно быть в этом с самого начала".

- Ты известен пристрастием к персонажам с множеством грима. Почему ты их так любишь?
Джонни: Я люблю прятаться.

-Почему?
Джонни: Моя попытка заключается в том, чтобы быть характерным актером в противовес... я не знаю... обыкновенному актеру. Я всегда пытался быть скорее характерным актером. И мои герои всегда были скорее как Лон Чейни Старший, который был человеком тысячи лиц. Также важно не наскучить твоему зрителю, быть способным каждый раз давать им что-то другое, заставлять их смеяться, удивлять их.

- Ты доволен тем, как коренные показаны в этом фильме?
Джонни: Я очень горжусь той преданностью, которую Дисней, Джерри Брукхаймер, Гор Вербински, сценарист Джастин Хейт и я, внесло в это. Я очень горжусь тем, что самой первой идеей для фильма на повестке дня, еще до того, как появился сценарий, было отдать долг уважения им, показав их чувство собственного достоинства с честью, показать их воинами, а не дикарями, как их показывали раньше.

- У тебя здесь большая группа поддержки. По-моему, они становятся старше.
*Джонни поворачивается к толпе, и начинаются крики*
Джонни: Становятся старше? Я не думаю, что можно говорить так. Я всегда был осведомлен относительно того, что это несколько странно, но, как я уже сказал, это всегда очень согревает - встречаться с людьми, которые, ты знаешь, на самом деле твой босс. Это они меня нанимают, мужик.

- Последний вопрос. Ты говорил об идее отставки.
Джонни:  Ты знаешь, это те дни, когда ты чувствуешь себя немного более уставшим, чем остальные. Ты только что закончил такой фильм, как "Одинокий Рейнджер", который длился полгода, ты знаешь, это было эпично. И тебе нужно принять горизонтальное положение на три недели. И в такие моменты тебе и приходит эта мысль в голову.

- Тебе нужно перезарядиться.
Джонни: Да, и потом будут какие-то вспышки от перезарядки. И потом ты возвращаешься.

0

6

Нью-Йорк

По ссылке:
Джонни в шоу Леттермана от 27 июня - транскрипт на русском языке

CBS Sunday Morning

Гор: Впервые мы заговорили об этом, когда делали Пираты-2. А потом, наверное, в 2010 году он прислал мне эти фото себя в образе Тонто, с птицей на голове и всем прочим. И я понял - время настает. Это было как миссия.
Джонни: Да. Когда я делал "Ромовый дневник", мой восхитительный гример Джоэл Харлоу... я позвал его провести уикенд за тем, чтобы сделать Тонто. Еще один мой замечательный друг Питер Майнтейн, фотограф, сделал эти фото, мы сделали это, наверное, всего за парочку часов. Я принес их Брукхаймеру, я принес их Гору, и они сказали...
- Это из той картины [воина с полосками на лице и вороном - прим.перев.]?
Джонни: Да. Я увидел ту картину, и эта картина сыграла со мной шутку в некотором смысле. Потому что там лицо этого воина, а ворон летит позади него, а моим первым впечатлением было, что ворон или на его голове, или должен быть на его голове. И я сказал: да, так и должно быть на съемочной площадке.
Гор: И он же у них священный.
Джонни: О, да, да, ворон очень священное животное среди коренных.
Гор: Мы так получили законченную историю. У нас был персонаж, был этот парень, и у нас Джонни Депп в роли Тонто, и мы рассказываем историю Одинокого Рейнджера, и мы понимали, что это будет ужасающе неправильно, если мы расскажем эту историю старомодным образом. Мы решили сделать нового Тонто, дать ему больше сцен, и устранить то неуважение, что было по отношению к коренным американцам. Рассказать историю с точки зрения Тонто и изобрести заново всю вещь. Это было ключом для всего.

Джонни: В подходе к каждому персонажу есть своего рода опасение.
- Ты любишь, когда опасно?
Джонни: Я думаю, что ты обязательно должен чувствовать... не обязательно страх, но возможность того, что ты упадешь прямо на лицо. Я думаю, должна быть сложная задача перед тобой.
Гор: Проект был мертв несколько раз, но...
Джонни: Но Джерри...
Гор: Невероятный Джерри смог оседлать этого зверя.
Джонни: Мне всегда было некомфортно из-за того, что Тонто вечно получает инструкции. Это как: принеси мне газету, принеси мне чай. Я всегда думал: как он может сносить это от другого парня?

О происхождении Джонни

Джонни: Я или чероки, или чикес, или крик, или что-то такое.
-Ты исходил из этого в проекте?
Джонни: Конечно. Для меня это не обязательно думать как коренной американец, но думать о том, чтобы выразить мое уважение и мое желание показать их в том свете, в котором их не показывали раньше.

0

7

Москва

Интервью для 1 канала

Речь Джонни на сцене в Москве

"Привет. Добрый вечер. Большое спасибо за то, что пришли посмотреть фильм... *переводчик переводит* Что он говорит?! Ой, он переводит. Да. Я думал, что этот парень вмешался. Я буду говорить медленно. Огромное удовольствие представлять этот фильм здесь в Москве. Я уже был здесь, это мой второй раз здесь, и здесь по-прежнему рады видеть меня снова. Это замечательное место, и я высоко ценю прием, как и все мы. Я по-настоящему надеюсь, что тебе понравится фильм. Он много значит для меня. Спасибо".

"Я был очень страстен относительно идеи исправить ошибки, которые постоянно были направлены простив коренных американцев, в американском кино и телевидении".

Перевод ответов Джонни Деппа на пресс-конференции "Одинокого Рейнджера" в Москве

-Самое яркое впечатление со съемок?

Джонни: Определенно, то, что мне была дана возможность быть тепло принятым в этих священных, духовных местах коренных американцев – Долина Монумнтов, Каньон Ди Шелли. Это невероятная честь, потому что много-много лет они не доверяли там никому, кроме самих себя. Но нам коренные доверились, и они поддерживали нас. Для меня как для актера была важна возможность использовать доступные осязаемые  объекты  вместо того, чтобы воображать их, играя на синих экранах. *Арми рассказывает о том, как упал на кактус и доставал из себя иголки, которые затем хотел поместить в рамку * Никому не следует волноваться! Потому что это не произошло спереди. Кактус был сзади. Поэтому с ним все хорошо.

- Вопрос  к актерам  - понравилось ли вам работать с поездами, которые являются важной частью фильма? И, Джонни, если бы тебе предложили прокатиться по железной дороге в России, принял ли бы ты это предложение?
Джонни: Я бы прокатился на поезде прямо сейчас. Мы поедем? А там найдется пространство для всех нас? *смеется* Я бы был более чем счастлив попутешествовать по России. Это мечта. Там была еще одна часть вопроса, не для меня.
Гор: Тебе понравилось работать на поездах? И под поездами…
Джонни: Мне понравилось быть на поезде, мне понравилось быть под поездом – неплохо, но бежать вдоль поезда было немного странно. Немного странно, но не совсем странно. И, да, на поезде – это единственное место, где у нас был свежий воздух, потому что было очень жарко, очень жарко. Арми?

- Расскажи о работе над ролью Тонто, в создании образа которого ты принимал участие.
Джонни: С любым персонажем это удовольствие… Например, когда ты играешь персонажей, которые существуют в реальности, то это очень большая ответственность – изображать их, потому что ты должен придерживаться правды, но при этом не убить самого парня, сделать так, чтобы он почувствовал гордость. В подходе к Тонто изначальным подходом была попытка найти тонкую грань между чувством собственного достоинства коренных американцев, их настоящим поведением в то время, и юмором, найти баланс между достоинствами и недостатками этого персонажа. Моей огромной ответственностью перед коренными американцами было то, чтобы показать его надлежащим образом, восхвалить их, поблагодарить их, высказать им уважение, правдиво показать их жизнь и культуру.

- Джонни, а зачем ты всю картину делаешь вот так? *показывает жест кормления ворона*
Джонни: Я понимаю тебя. Я очень хорошо понимаю тебя. Твоя птица выглядит свежей. Ты давно уже с ней знаком или…? Эта птица для меня  - это уникальный образ.  Может показаться странным, что у него мертвая птица на голове, но для Тонто это его верный товарищ, его  духовный гид. Его единственный друг. Для него эта птица значит намного больше, чем, к примеру, стать частью людей списка А или частью общества. Это его истина, которую он носит на себе. Так что, птица – это его духовный гид и единственный друг. Кроме того, это выражение неуважения *смеется*

- Джонни, твой персонаж – это музейный экспонат или герой из будущего? Что его роднит с тобой и чем он тебя удивил больше всего?
Джонни: Для меня, как я уже сказал,  было важным в подходе к этому персонажу, этому фильму и этому сценарию выразить уважение к коренных американцам. Все семена, что мы взрастили на этом проекте, были направлены на выражение уважения к ним. На протяжении грандиозного отрезка кинематографа их показывали неверно, и этим фильмом мы хотели показать, что до того, как Колумб по ошибке назвал их индейцами, они называли себя людьми, имели замечательную культуру. Их ужасающе не уважали  на протяжении веков. Говоря о вдохновении для персонажа для меня, то в моем сердце всегда, в сердцах всех нас всегда было желание исправить ошибки , что были сделаны в отношении показа коренных американцев.

- Тебе не надоело прятать лицо под маской?
Джонни: Нет. Это важно - носить маску. Я не думаю, что я бы выжил в  моей карьере, не нося маску. И не только в Голливуде, но и в моей жизни. При помощи маски ты защищаешь себя в ситуациях, которые являются… *усмехается* …необычными. А говоря о работе… Актер берет на себя ответственность служить сценарию, служить режиссеру и его видению, а также служить своему собственному видению. И прежде всего ты должен находить что-то, чтобы не утомить своего зрителя, играть что-то новое каждый раз. Я считаю, что это ответственность актера – использовать шанс делать что-то свежее каждый раз. Важно рисковать и не бояться выглядеть полной задницей. Я очень много раз делал это. И, возможно, буду делать это еще. Например, на  протяжении ближайших семи минут. Ой, я только что это сделал. Простите.

*Гор отвечает на вопрос о том, есть ли в фильме влияние «Мертвеца» Джима Джармуша, говоря о том, что сознательных параллелей он не использовал*
Арми: Точно!
Джонни: Я согласен с обоими.

-После просмотра фильма я поняла, что боюсь кроликов. А с какими тайными страхами столкнулись вы на съемках?
Джонни: А кому вопрос? *предлагают ответить ему* Я боюсь всего и ничего. Это мой ответ. У меня нет тайных фобий. Фобии кроликов точно нет. Нет, я думаю, что кролики милые. Я люблю маленьких лесных созданий. Белок. Прошу заметить, я ничего не сказал о песчанках и хомячках. Или мыш-ш-ш-ш-шках. Простите, а какой был вопрос?

- Столкнулся ли ты на съемках с какими либо фобиями, о которых ты не знал?
Джонни: Вот какая странная вещь. Относительно животных. Я упал с лошади на большой скорости. Но меня это не обеспокоило. Я попытался засунуть скорпиона себе в горло, но он не хотел иметь ничего общего с моим ртом. Он боролся со мной. А когда с тобой борется скорпион во рту, ты сдаешься. Нет, у меня нет тайных фобий. Я позволяю людям сажать на меня тарантулов и змей, я  сую скорпиона себе на язык. У меня нет фобий. Только вот я не люблю клоунов. Есть клоуны  в зале? Клоунов и мимов. Спасибо. *Вопрос Арми, есть ли у него фобии* Он боится меня! *Джонни берет Армии за плечо, Гор добавляет: «И пресс-конференций»*

В финале конференции ведущий просит Джонни произнести по-русски *Одинокий Рейнджер*
Джонни: Еще, еще раз! *после второго раза прекрасно произносит*

0

8

Токио

Пресс-конференция

Расшифровка ответов Джонни

Представление
«Привет. Я Джонни и я играю Тонто. Спасибо за честь, что пригласили нас снова в Токио, в Японию. Всегда удивительно быть здесь. У нас никогда не бывает достаточно времени здесь, но я надеюсь, что будет однажды. Но, опять же, спасибо. Я надеюсь, вам понравится фильм. Это весело, это приключение, что-то, что вы никогда не видели. Спасибо!»

О Тонто
«Персонаж Тонто был тем, в чем я был заинтересован еще маленьким ребенком, когда смотрел этот телесериал тогда в Штатах, когда «Одинокий Рейнджер» шел, я был маленьким. И я всегда не мог понять, почему Тонто рассматривается как закадычный дружок Одинокого Рейнджера, и, опять же, для меня в плане соотнесения меня самого с моими персонажами, такими, как Капитан Джек, Безумный Шпяник, Эд Вуд, это снова тот, кого считают изгоем. Или кто сделал выбор быть изгоем. Я заинтересован в изгоях. Куда больше, чем в тех, кто не изгои. Также это был шанс принести коренного американца на большой экран, что, я надеюсь, у меня получилось, потому что у меня никогда не было этого опыта раньше. С этим персонажем было забавно иметь дело… Я увидел ту картину, и то, что было на той картине, очень отличалось от того, что я увидел в своей голове. Я увидел птицу на его голове, и я подумал, что она – часть его, его духовный гид. Так что… Да, я был очень счастлив с этой птицей на моей голове. Мне следует надевать ее иногда. Спасибо».

Вопрос от журналиста в гриме Тонто
«Прежде всего: ты выглядишь замечательно. Очень приятно видеть здесь сразу несколько лиц Тонто, очень приятно. Я высоко ценю этот грим, хотя и не могу оценить его роскошь в полной мере с такого расстояния. *к переводчице* Какой был вопрос? *она подсказывает: каково было играть Тонто* Мне очень повезло, что вот этот джентльмен здесь *указывает на Джерри* и вот этот джентльмен здесь *указывает на Гора* -  такие же безумные, как и я. Я нашел этого персонажа, который интересен для меня, и, разумеется, они также внесли свои дополнения в этого персонажа. Но я должен сказать, что лучше всего это выразил Арми однажды на съемочной площадке. Он сказал: «И нам еще и  платят за то, что мы все это делаем!» Это было так весело. И это такой забавный персонаж. Я думаю, вы не ожидаете от него, что он скажет определенные вещи или сделает определенные вещи. Это было очень весело. Спасибо».

Арми шутит в ответ на вопрос, чему ему научил Джонни: «У нас с ним были практические занятия. Извините меня, что я все еще говорю… Он сказал мне: «Никогда не смотри прямо на солнце, это выглядит как утка, твои чувства будут обманывать тебя и у тебя всегда будет белой задняя часть». Это помогло.
Джонни: «Когда я давал этот совет Арми, я ел жареного угря и думал глубокие мысли. Кроме того, я был в подгузнике»

Вопрос о физической форме в фильме и о том, как быть крутым, как Депп
«Я все еще ем жареного угря, кстати. Я немного накачивался для этого фильма, потому что я знал, что я буду иметь дело с довольно большими зверями. Помимо Арми *кладет ему руку на плечо* Большие лошади и все такое. Кроме того, было нужно, чтобы Тонто выглядел как тот, кто делал все то, что вынужден был делать во всех этих ситуациях, так что было важно, чтобы вы могли видеть, что он способен защитить себя, потому что он воин. Что касается совета относительно того, как быть крутым… Я думаю, что единственный способ быть крутым - это быть некрутым. Меня обвиняли в том, что я одеваюсь как бездомный, 27 лет. Я до сих пор одеваюсь как бездомный. Я не знаю. Я всегда считал, что лучшее лекарство для меня в контексте того, кто ты в этом мире и кем тебя считают и прочая хрень, - это просто стараться оставаться максимально неосведомленным о любых новостях, неважно, об индустрии или обо мне, насколько это возможно. Быть некрутым и оставаться неосведомленным - это мой ключ».

Вопрос о самой любимой сцене
Джонни: «Как Арми уже сказал, очень сложно выбрать любимую сцену. Но я могу рассказать вам о моей самой нелюбимой сцене. Это было, когда я упал с большой лошади на огромной скорости. Это, конечно, уникальный опыт  для тебя – это редкая вещь. Честно говоря, сам факт возвращения в одну упряжку с Гором и Джерри был главной причиной желания сделать этот фильм. Но, как Гор уже отметил, самой важной вещью в фильме были отношения между Одиноким Рейнджером и Тонто. Удивительным образом Арми и я оказались на одной волне, мы понимали друг друга, мы стали довольно близки и просто веселились. Было много-много моментов, когда мы не могли сдерживать смех. И это самое главное во всем этом – когда ты  имеешь возможность делать то, что мы делаем, создавать что-то, должно быть весело. Должно быть очень весело. Мы очень, очень хорошо провели время, работая вместе. Я думаю, я ответил на вопрос. Спасибо большое».

Вопрос о страхах
Джонни: «Были годы, когда я очень боялся клоунов. Но теперь я…
- Но ведь они должны заставлять тебя смеяться, верно?
Джонни: «Должны… Но теперь я сам оказался клоуном, и поэтому мне все равно».
- Насколько важно – быть клоуном?

Вопрос о том, насколько важно смешить
Джонни: «Когда ты в такой упряжке, в какой были Арми и я, делая этот фильм, когда ты делаешь такие сцены, элемент веселья должен присутствовать. Как я уже сказал, единственный способ для меня быть здесь – это достичь того места, где ты уже не заботишься… Это очень странно – ты настолько сильно заботишься, что достигаешь того места, где ты уже не заботишься больше. Я продолжаю повторять, что ты должен быть свободен и открыт к вещам, ты должен быть открыт к тому, чтобы пробовать различные вещи, еще важнее - ты должен быть готовым к тому, что сделаешь из себя самую большую задницу, потому что ты каждый раз должен пробовать сделать лучше, сделать смешнее, в сцене показать задницу и поставить ее с ног на голову…Я не знаю, имеет ли это смысл, но… Доверие и веселье – в основном».

Вопрос об эмоциях Тонто, когда он говорит «кемосабе»
«Настоящее слово «кемосабе» может означать что угодно где угодно. Но для персонажа Тонто изначально это слово означало… он использовал его в обидном ключе. Но не со зла, а потому, что в Тонто – чистота и искренность. Он просто всегда говорит правду. Поэтому Тонто называет Одинокого Рейнджера «кемосабе», что в этом фильме означает «неправильный брат». Но на протяжении фильма и всех их трансформаций и развития их отношений слово «кемосабе» становится для него нежным словом. Как когда ты по-доброму подшучиваешь над своим другом. Спасибо».

Интервью на красной дорожке

"Всегда здорово возвращаться в Токио, всегда здорово быть в Японии. Это что-то экстраособенное, с Джерри и Гором, определенно".
- Скажи послание поклонникам на выход фильма.
"Спасибо большое за ожидание. Я надеюсь, вы очень повеселитесь".

0

9

Берлин

- Почему ты сыграл Тонто, а не Одинокого Рейнджера?
Джонни: Он был более интересной ролью для меня, на самом деле, просто потому что я так долго был заинтересован в разоблачении того, как коренные американцы показывались в кино с начала кинематографа. Их показывали как дикарей, плохих парней, прислужников. Но это было не так. Они – выжившие. Они – воины, и на них нападала американская армия, американское правительство. Так долго они были вне закона. Поэтому  взять это с одной стороны и идти по канату в фильме, в котором с другой стороны экшен и комедия. Это интересный канат, чтобы идти по нему.  Это и было сложной задачей для меня – взять на себя риск и попытаться вернуть Тонто коренным американцам, попытаться восхвалить их и попытаться вернуть им хоть чуть-чуть взамен за то, что мы у них отняли.

-Расскажи нам о своем вдохновении для Тонто.
Джонни: Мне помогли. Я работал над фильмом «Ромовый дневник», а идея «Одинокого Рейнджера» и Тонто тогда постоянно верталась в моей голове. Мой замечательный друг и восхитительный гример Джоэл Харлоу искали в Интернете изображения воинов, и мы нашли эту картину, которая поразила нас обоих. Этот воин был разделен на четверти черными полосками на лице. И я подумал: «Вау, это интересно, потому что когда ты смотришь на этого парня, ты как будто видишь все секции его личности, от трагичной юности до воина настоящего дня, и боль от той юности, и различные стороны его личности.  Позади его головы летела птица, а мои глаза подумали, что птица на его голове. Это было не так. Но мы решили поместить птицу на голову. И мы сделали фотографии во время уинкенда на «Ромовом дневнике». Затем я вернулся в Лос-Анджелес и  показал их Джерри, и он показал их на Диснее.

- Твои роли остаются с тобой?
Джонни: Это, наверное, самое опасное – они все по-прежнему со мной, в моей голове. Как в комоде с ящичками. И я имею относительно легкий доступ к ним всем. Они все здесь. Потому что теперь они часть меня. Это не значит, что когда ты делаешь фильм, то делаешь эту глупую вещь, когда ты начинаешь верить, что ты  - это твой персонаж. Это вопрос показа этого персонажа на протяжении время. Ты начинаешь осознавать, что на протяжении длительного времени, а в этом случае это 6-7 месяцев, ты являешься этим персонажем большую часть дня. И в результате ты очень хорошо знаешь этого персонажа. Поэтому время от времени он показывается. Хантер Томпсон показывается все время – Рауль Дюк показывается все время. Капитан Джек показывается в самые неожиданные моменты.

- Что ты думаешь о возрасте и будущем?
Джонни: Я думаю, что любой возраст важен. Потому что самое главное – продолжать просыпаться по утрам. 50 для меня стали просто очередным числом. Прошло еще одно десятилетие. Начинаешь ли ты… больше думать о прошлом или о будущем? Ты знаешь, к моему большому счастью, имею так много опыта в этой игре на протяжении всех этих лет, что… Теперь я меньше забочусь о  прошлом и я пытаюсь не думать про завтра или про будущее. Я бы предпочел просто жить СЕЙЧАС  и учить моих детей, как жить СЕЙЧАС и переживать то, что они в настоящий момент переживают. Так что да, я предпочитаю оставаться в настоящем моменте и не думать про… А в плане карьеры и персонажей, которых я сыграл, Марлон однажды сказал мне: «Старайся не делать слишком много фильмов, потому что у нас просто слишком много лиц в наших карманах». Но я не чувствую, что у меня уже достаточно лиц в карманах, я бы исследовал еще несколько. Но я не полностью уверен, хочу ли я заниматься этим еще долго. Я думаю, что в жизни есть еще много вещей, которые можно исследовать для меня. Так что, я могу взять перерыв и выйти из этого, я могу… Я не знаю, что будет дальше. Я думаю, человек должен жить своей жизнью изо дня в день.

"Это очень-очень большое счастье, когда ты делаешь фильм, в котором ты можешь делать бесконечное количество дублей.Я имею в виду, что в каждом дубле у тебя как у актера главной целью должно быть - предложить выбор режиссеру. Но что ксаается самого процесса, то ты должен быть верен видению режиссера, быть открытым к предложениям, предлагать сам и быть верен своему собственному видению. Комбинировать все эти элементы не всегда легко. Поэтому, когда я впервые делал "Пиратов", персонаж Капитан Джек не был тем, кто нравился студии Дисней то тех самых пор, пока фильм не вышел в прокат. Он совсем не нравился им. Поэтому с таким персонажем, как Тонто, ты прячешь себя максимально и становишься этим персонажем на какой-то период времени. Мне очень повезло в моей карьере получить возможность сыграть эти характерные роли, а не просто роли актера главных ролей. Я предпочитаю людей, которые имеют... Подтекст этого персонажа в том, сколько безумия и буйства происходит внутри его, в его глазах... нет, на самом деле за его глазами".

Фрагменты конференции в Берлине

"Прежде всего, получить доступ в эти красивые и священные для коренных американцев места, Долину Монументов, Каньон Ди Шелли, ко всем этим удивительным местам, в которых нам посчастливилось побывать. Что касается самого фильма, то каждый раз, когда ты погружаешься в фильм, особенно с этой невероятно креативной командой, с которой ты можешь пробовать все что угодно и ставить вещи с ног на голову прямо во время сцены, - и все к этому готовы. Для меня самое важное - это процесс. Все, что наступает потом, - это... я не знаю, это только дополнение. Процесс создания фильма был классным. Он был трудным для нас всех при жаре миллион градусов, и каждый день был приключением".

"Помимо того факта, что это суперсмешной фильм, он является скорее... да! - любовным письмом. И посланием. Внутри контекста фильма - письмо. Среди всего того, что кажется просто развлечением и безумием".

"Джерри в лучшей традиции настоящих продюсеров - таких, как наш друг Ричард Занук, которого мы потеряли в прошлом году - защищает режиссера, защищает интересы фильма. Он стеной стоял за фильм. С самого начала Джерри всегда, каждый день есть и стоит стеной. Он не только привносит замечательный творческий вклад, но и ощущение  истории, он огромный защитник творческого процесса. Это редкая вещь в Голливуде, потому что для большинства продюсеров намного важнее стали снэки". 

"В один день мы снимали внутри автомобилей-"поездов", и вдруг началась сильная песчаная буря, а одновременно с ней град - огромные камни изо льда. Все это превращается в грязь, и тебя атакуют мячи грязи. Мы оказались запертыми внутри, не могли снимать".

«Если быть дово-о-о-ольно честным, я не дал бы и крысиной задницы за мнение американских журналистов. А вот что меня заботит, так это мнение моих детей. А им понравилось. Им понравились приключения, и, может быть, они немного предвзяты, слегка, но так или иначе мои дети смогли забыть на 5 или 10 минут фильма, что это папа, и насладиться приключениями. Приключения сами по себе - уникальны и невероятны в этом фильме, так что да, я доверяю мнению моих детей больше, чем американским критикам».

«Я полагаю, что вы могли увидеть или почувствовать Джека Воробья здесь [в Тонто]. Но есть вещь, о которой люди забывают, я полагаю. Они все - одна сущность, они все происходят из моего несчастного мозга. Если вы узнали что-то от Джека Воробья, то то, что вы видите - я. Если вы узнаете других персонажей, то в основе всех этих персонажей - я. Это та правда, что идет от меня. Но я считаю, что Тонто противоположен Джеку Воробью».

*по-немецки* «Мой отец - тореадор. Я – арбуз. Меня всего покусали жуки. Да… Мне нужна обезьяна».  *по-английски* Это сложно, когда ты становишься старше. Но если кто-то говорит, что ему нужна обезьяна, то это значит, что ему НУЖНА ОБЕЗЬЯНА. Уже там *показывает на голову* переполнилось».

Премьера

-   Каково для тебя снова быть в Берлине?
Джонни: Всегда удивительно снова быть в здесь, Берлине, всегда удивительно быть здесь, в Германии. Я люблю быть здесь, здесь всегда был очень, очень теплый прием. Это удивительно, это очень теплый, трогательный момент.
- На создание фильма ушло много времени, но у тебя была идея с раннего этапа. Как эта идея пришла к тебе и почему?
Джонни: Эта идея плавала в моей голове некоторое количество лет. Я полагаю, еще до съемок, еще года за два, у меня уже появилась полная идея, мы сделали фотографии и все прочее. А два года спустя мы сделали фильм.
- После того, как ты сделал «Пиратов», ожидал ли ты снова оказаться в такой ситуации и как ты делал все это?
Джонни: Если ты собираешься работать с Гором Вербински, то ты можешь не сомневаться, что там будет несколько безумных трюков. И это будут вещи, которые ты физически не захочешь делать ради своего тела, но ты сделаешь это для него.
- Как падать с лошади?
Джонни: Падать с лошади, прыгать с поезда и… ты знаешь…
- Есть скорпионов…
Джонни: Я пытался класть скорпиона в свой рот, но я бы не рекомендовал это делать.
- Тонто – тот, кто очень дорог твоему сердцу. Особенно учитывая, что у тебя есть индейская кровь. Насколько важно для тебя было сделать этот фильм?
Джонни: Главной причиной для меня, чтобы сделать этот фильм, была возможность восхвалить сообщество коренных американцев, восхвалить тех людей, которые изначально жили в Северной Америке. И в то же время донести что-то – так же, как это было и в фильмах «Пираты Карибского моря», донести послание.
- После таких долгих съемок казались ли последние дни словно расставанием с семьей? Насколько сближают такие проекты?
Джонни: Вы становитесь очень, очень близки на съемочной площадке очень, очень быстро, ты знаешь. Когда ты проводишь 6-7 месяцев с группой людей сказать «до свиданья» довольно тяжело. Но у нас был такой замечательный опыт во время создания этого фильма. Мы смогли сделать то, что мы сделали. Мы смогли создать эти ключевые моменты, это веселье. Это привилегия.
- У нас есть вопросы от поклонников, и два из них очень хорошие. Первый вопрос: ты проводишь недели, месяцы как свой персонаж. Ты забираешь костюм и грим? Что ты сохраняешь себе от персонажа?
Джонни: Все персонажи внутри тебя. Они не уходят далеко. Никогда. Они всегда недалеко от поверхности.
- Эээ… Второй вопрос:  ты оставляешь для себя что-то со съемок на память?
Джонни: Да. Обычно я оставляю себе костюм. Костюм и что-нибудь, что я могу прицепить. Для детей. Или для дождливого дня. Я не знаю.
- Как насчет воронов? Я слышал, что сделали несколько воронов для головы. Ты сохранил одного из них?
Джонни: Да, я забрал мертвую птицу с собой.
- Ты моешь рассказать нам немного о фотографии, которая вдохновила тебя для Тонто?
Джонни: Внешний вид был во многом вдохновлен картиной, портретом того, кто по моему мнению был очень необычным воином, который словно разделил себя на четверти, на различные элементы своей личности. Я увидел птицу, летящую позади его головы, и я почему-то подумал: «Вау! Какая замечательная идея – птица на его голове!» Она на самом деле летела позади. Но мы прицепили птицу на голову вместо этого.

О плохой прессе о фильме
"Пресса, которую мы получили в ЛА, скажем так, была террористической. И фильм получил не лучший первый уикенд. Но это прекрасно. Честно говоря, у меня нет никаких... это определенно ничего не значит... Я имею в виду, я так счастлив, что мы сделали этот фильм, потому что я думаю, что он останется очень-очень надолго. Я думаю, что это новый шаг в помощи, в продвижении культуры коренных американцев, в возвращении их, в спасении их. Поэтому успех, денежный успех, рейтинги... ты знаешь.... Нет, я предпочту просто сидеть и смотреть, как высыхают краски, и не думать об этой хрени".

О физической подготовке к фильму
"Это было физически сложно, и я не мог не привести себя в наилучшую форму перед тем, как делать этот фильм, потому что мы нонстопом делали все эти вещи с верховой ездой, драками. Это был довольно физичный фильм".

О степени вовлеченности в создание сценария
"Я был очень вовлечен в проект с самого начала, с самого зарождения идеи сценария, я был на каждой встречи относительно сценария вместо со сценаристом, поэтому мне очень повезло внести свой вклад".

О тату на тыльной стороне ладони
"Это было тату Тонто - тату с молнией".

0

10

Лондон

- Джонни, ты делал много трюков сам в фильме. Это правда? Ты упал с лошади.
Джонни: Вопрос заключается в том, упал ли я с лошади сам, или меня сбросила лошадь. Это важно. Я по-прежнему работаю над этим вопросом. Над этим работают ученые. Это очень долгие процесс.

- Арми, ты участвовал в совершенно безумных экшен-сценах. Был ли ты напуган в какой-то момент?
Арми: Как я уже говорил, происходит столько всего, что у тебя нет времени бояться. Но когда ты скачешь на лошади внутри поезда, паля из двух рук, это немного щекочет нервы, да.
- Джонни, нас смотрят миллионы людей дома сейчас в  прямом эфире. Было бы здорово, если бы обратился к своим поклонникам.

Джонни: А сколько времени есть? Мы все очень благодарны  за эту невероятную поддержку. За этот невероятный прием здесь в Лондоне снова на Лейстер Сквер. Если вам хоть в каком-то смысле интересны фильмы "Пираты Карибского моря", то тогда "Одинокий Рейнджер понравится вам очень сильно. Я надеюсь, вам понравится.

- Некоторые говорят, что Тонто - твой очередной чудаковатый персонаж, похожий на Джека Воробья. Какие у них сходства и различия?
Джонни: У них много различий, у Капитана Джека и Тонто. Капитану Джеку нужны другие люди, чтобы ими манипулировать, чтобы получать от них то, что он хочет. Он не смог бы работать один. Тонто - волк-одиночка. Если у них и есть сходства, то потому, что они оба родились в моей голове. 

- Каково твое мнение относительно критики о том, что этот фильм продолжает стереотипы относительно индейцев?
Джонни: Мы все знали, когда брались за это, что будут выступающие против. Но мы получили полную поддержку от команчей, апачей, навахо и многих других. Если с одной стороны мнения всех этих людей, а с другой - мнение некоторых критиков, которые хотят все судить с точки зрения блокбастеров, то я на стороне первых.

- В США фильм не успешен, он не оправдал ожидания людей. Ты разочарован этим?
Джонни: Нет, потому что у меня не было никаких ожиданий, как у других людей. Я думаю, что критики были особенно расстроены, потому что они не смогли по-настоящему ужалить. Я думаю, они надеялись копнуть поглубже.

- Ты считаешь, что модели блокбастеров должны измениться?
Джонни: Я не понимаю, что именно должно меняться, я мало знаю об этой хрени. Я думаю, что все постоянно меняется и должно меняться. Ты должен удивлять своих зрителей.

- Ты любил смотреть Тонто в детстве. Это было как сбывшийся мечта?
Джонни: Это была сбывшаяся мечта во многих смыслах. Это был мой способ добиться восхваления коренных американцев и разрушения клише о них как о дикарях, как о людях на отшибе. Это было большим удовольствием для меня. Так что, опять же, чтобы ни говорили критики, если двадцать детей из резерваций США посмотрят фильм и подумают: "Я вони, я происхожу из крови воинов, я могу быть тем, кто я есть", тогда мы победили.

- Культура коренных индейцев - это тема, близкая твоему сердцу.
Джонни: Да, это близко моему сердцу. Когда я был ребенком, мне говорили, что у меня есть на каком-то уровне индейская кровь. И тогда ты начинаешь интересоваться, как она попала к тебе и как давно. Так что это что-то, чем я всегда интересовался. Также, когда ты читаешь о том, что происходило с ними последние двести лет, то ты понимаешь, что  настало время постоять за них, восхвалить их. Для меня они воины.

- Фильм также довольно смешной.
Джонни: Это было как идти по канату. С одной стороны аспект покаа коренных американцев, с другой - сделать персонажа развлекающим, по меньшей мере, попытаться сделать его смешным. Коллеги-актеры были потрясающие. Арми - с ним восхитительно работать. С Рут у меня, к сожалению, не было много совместных сцен, но я думаю, она замечательна.

- Твои дети смотрели фильм? Им понравилась работа папы?
Джонни: Да, они видели фильм и им понравилось. Они просто с ума сошли от него.

"Я чувствовал большую ответственность перед коренными американцами в том смысле, что я хотел показать их персонажа с чувством собственного достоинства, показать их такими, какие они на самом деле - великая нация воинов с чувством собственного достоинства. Это тот аспект персонажа, из-за которого я чувствовал большую ответственность. Также с другой стороны передо мной была ответственность развлекать, заставлять людей смеяться. Так что это было как идти по канату".

-Каково было работать с Арми в роли Одинокого Рейнджера?
Джонни: Работать с Арми было круто. Он очень смешной, он очень талантливый, он по-настоящему хороший парень. Мы с ним устроили настоящий пожар. Я надеюсь, это передастся с большого экрана, да.

-Как ты думаешь, как публика отнесется к новому подходу к Тонто?
Джонни: Конкретно в этой инкарнации Одинокого Рейнджера интересно то, я думаю, что она полностью отличается в плане основных элементов. Большая часть истории очень-очень  отличается, включая Тонто. Он никогда не был на первом месте, он был прислужником. И Тонто больше не прислужник. Он скорее проводник Одинокого Рейнджера.

-Как ты думаешь, почему мы так любим оригинального "Одинокого Рейнджера"?
Джонни: Это замечательные старые вестерны. Это классическая традиция. Это по-прежнему интересно.

- Каково было воссоединиться с Гором и Джерри?
Джонни: Есть какое-то невероятное электричество, которое происходит между Гором, Джерри, моими дополнениями и Джастином Хейтом, сценаристом. Это словно вдруг начинает жить собственной жизнью. Это очень похоже на ситуацию с персонажами "Пиратов", но в то же самое время очень отличается.

- Эта роль невероятная, но также культовая. Она может не оправдать ожиданий людей.
Джонни: Да-а-а... Я имею в виду, ожидания... [монтажная склейка] Моя самая большая ответственность заключалась в том, что мой мозг постоянно был с идеей того, чтобы показать персонажа с чувством собственного достоинства и глубиной, которая заставила бы коренных американцев гордиться. Но в то же время сделать что-то развлекающее. С одной стороны это глубина, с другой - юмор.

Джонни: *о толпе поклонников* Это так мило, так приятно. Такой теплый прием.

- Никто не играет всех этих персонажей так, как ты. Откуда приходит твое вдохновение для таких причудливых персонажей, как этот?
Джонни: Я не знаю. Я могу быть вдохновлен историей, или какой-то идеей, которую ты помнишь с детства, или просто кем-то, кого ты помнишь, или просто кем-то за тем углом.

- Какая твоя любимая часть создания фильмов?
Джонни: Моя любимая часть - это сам процесс съемок. В этот раз временами было тяжело, потому что это было долго. Это заняло у нас, я не знаю, шесть или семь месяцев или типа того.

- Никто не играет так, как ты. Но как ты  думаешь, есть ли в Голливуде кто-то юный, кто может стать новым Джонни Деппом?
Джонни: Я не знаю. Я не очень-то знаю, что я делаю, поэтому я не знаю, кто делает что-то, как я. И я не очень-то знаком с фильмами, которые выходят.

- Расскажи о ситуации с сиквелом "Алисы в стране чудес" и твоем возможном участии.
Джонни: Серьезных разговоров не было. Я надеюсь, что это случится. Это было бы чудесно. Я был бы рад сыграть Безумного Шляпника снова.

Как ты подходил к персонажу Тонто?

Джонни: "Тонто для меня был своего рода комбинацией, тем, как я подойду к персонажу, который должен быть смешным, развлекающим, и при этом выражу свое восхваление коренных американцев, покажу их с глубиной и чувством их собственного достоинства, покажу их воинами. Это было моей самой сложной задачей. Идти по канату между глубиной и юмором".

О работе с  Арми Хаммером

Джонни: "Он был замечателен. Он был замечателен с первой секунды. Он был не только идеальным выбором на роль, но и замечательным парнем. Я думаю, что построение нашим с ним отношений сыграло и на экране".

О трюках в фильме

Джонни: "Тебе не каждый день предоставляется возможность бежать по движущемуся поезду или прыгать с движущегося поезда, свисать с движущегося поезда вниз головой.  Так что такого рода вещи приводят к тому, что никогда не бывает скучно".

Полная конференция в Лондоне




*Ведущая панели говорит о том, что в родословной Арми Хаммера есть связь с британской королевской семьей по линии крестных, а это значит, что новорожденный наследник имеет к нему отношение*.
-Джонни Депп, это важная роль для тебя и…
Джонни: А у меня нет никаких родственных связей.

-Нет? Мы можем найти какую-то.
Джонни: Можно пробовать. Но, вероятно, здесь мы все имеем родственные отношения.

- Это важная роль для тебя, и помимо всего веселья есть послание, которое важно для тебя в этом фильме.
Джонни: Да, очень важна было для меня, Гора и Джерри и всего этого актерского состава с самых ранних стадий, когда еще были только зачатки истории и сценария, сама идея. Мы все согласны, что прежде всего коренные американцы должны быть показаны с глубиной и их чувством собственного достоинства. Показать, какие преступления были совершены против них, особенно в то время, кода прогресс проталкивал себе путь на запад. Было важно также взять за внимание то, как коренные американцы показывались в кино всю историю существования кино, взять эту идею, это клише о них как о дикарях и перевернуть это с ног на голову.

Вопросы из зала.

- Джонни, я впечатлена твоими персонажами, особенно Тонто.
Джонни: Спасибо.

- Джонни, как ты понимаешь, что персонаж – твой, после того, как прочел сценарий?

Джонни: Ты знаешь… По крайней мере, я, когда я читаю сценарий, то где-то на первых десяти страницах что-то тебя захватывает, и ты уже знаешь, что ты каким-то образом вовлечен в это. Я, если улавливаю персонажа, то в процессе чтения сценария я начинаю получать образы... Например, для Эдварда Руки-ножницы одним из самых сильных образов был образ собаки, которая у меня была в детстве. Это может быть что угодно, говоря о вдохновении… Ты просто добавляешь настолько много, насколько тебе это сойдет с рук, вообще-то. Так что мне довольно повезло. Спасибо. Замечательный вопрос, кстати!

- Я насладился «Одиноким Рейнджером».
Джонни: Круто!

- Мне нравится твой причудливый Тонто. Первый вопрос для Джонни. Какие исследования ты проделал для того, чтобы найти своего Тонто и кто вдохновлял тебя на протяжении жизни перед и за камерой? И второй вопрос очень легкий для всех – кто вдохновлял вас перед и за камерой?
Джонни: Хммм… Посмотрим… А какой был первый вопрос? Просто второй – он намного легче *смех*

- Кто вдохновлял тебя?
Джонни: Марлон Брандо. Он был большим влиянием на большинство актеров всего мира, на 98 процентов актеров всего мира с 1948 года по сей день. И это не ошибка. Он совершил революцию в актерской игре. Так что – Марлон Брандо. А какая вторая часть моего вопроса?

- Какие ты делал исследования для своего причудливого Тонто.
Джонни: Меня вдохновило… по меньшей мере, я пытался сделать хотя бы несколько сцен, которые предприняли бы попытку уничтожить клише о коренных американцах как о дикарях, как о чем-то низшем, чем белый человек, а в конкретно этом случае – как о прислужнике Одинокого Рейнджера, ковбоя. И показать их теми, кем они называли себя до того, как Колумб по ошибке, думая, что он прибыл в Индию, назвал их индейцами,  - они называли себя людьми. Я смог узнать  их как великую нацию, как великих людей с невероятным юмором. Если вы думаете, что Тонто -  эксцентричен… кхм… проведите немного времени с ними – они смешные люди, мужик.

- Вы говорили о том, что студия была недоверчива относительно создания персонажа Джека Воробья. Но этот фильм получил невероятный успех. И теперь вы вернулись с Тонто. И можете ли вы можете рассказать о том, как вы провели время с сообществом коренных американцев?
Джонни: Конечно.  Когда мы делали «Пиратов-1», они отчаянно хотели уволить меня уже в процессе съемок. И когда я говорил с одним из исполнительных продюсеров студии, я сказал: «Ты прав! Тебе следует меня уволить, но тебе придется заплатить мне за мое время!» Да, было что-то, с чем они не могли смириться. Они не знали, что делать с этим персонажем. Когда ты берешь на себя роль, как эта… Я не знаю, для меня это не было чем-то новым, я до этого постоянно делал то же самое, я всегда подходил к персонажам одинаково, просто Капита Джек стал… я не знаю…  просто к нему оказалось привлечено больше внимания. А с тобой происходит все то же самое: к тебе приходят образы и вещи, ты начинаешь складывать их вместе. Тонто  для меня стал определенной возможностью… я увидел эту картину воина с полосками на лице – четыре полоски черные на белом на его лице. Для меня это выглядело, словно он разделил человека на секции, на четверти – поврежденный ребенок, великий воин, эксцентричность… Для меня это стало своего рода вдохновением для персонажа. Это одна из тех вещей, что либо сойдет тебе с рук, либо нет. Я думаю, что мое внимание подошло персонажу. И я счастлив этим.

Вопрос о том, кажется ли участие в этом фильме осуществившейся игрой в 8-летнем возрасте в ковбоев *Рут говорит, что всегда хотела быть ковбоем*
Джонни: А я до сих пор… Я не думаю, что я развил в себе вкус в актерской игре по сей день. И, честно говоря, не думаю, что это когда-то случится. Но, вы знаете, у меня были работки похуже. Низкоклассные. Я думаю, что есть что-то в том факте, что когда я был маленьким ребенком мне говорили, что у нас есть кровь коренных американцев на некотором уровне. И я находил в этом повод для гордости. Поэтому когда я играл в ковбоев и индейцев, я не хотел быть Джоном Уейном. Я хотел быть индейцем. *Арми говорит, что в детстве у него были мокасины детской скаут-группы, которые, как ему казалось в детстве, давали ему суперсилу* Он давал мне волшебные мокасины! И теперь время от времени я просто поворачиваюсь и… они делают меня быстрее.

- Ты говорил о том, что для персонажей тебя может вдохновить какой-то образ, например, собака. Было что-то подобное для этого персонажа?
Джонни: Больше всего меня вдохновила возможность провести время с некоторыми из старейшин нации команчей. Которые были добры не только к нам, но ко мне. Навахо… Проводить время с этими людьми и говорить об их истории с их точки зрения… Которая является настоящей точкой зрения, потому что историю всегда пишут победители, не так ли…. Это само по себе было всем для меня. Просто быть приглашенным в этот мир.

- Была ли необходима специальная физическая подготовка для фильма, чтобы выглядеть так атлетично?
Джонни: Да, я чувствовал, что было важно тренироваться для роли Тонто прежде всего потому, что это фильм с Гором и Джерри, и ты знаешь, что будет много физической активности, а значит ты должен быть подготовлен к этому. И съемки этих сцен занимают много времени. Поэтому, да, ты хочешь быть готов к этому. Кроме того, я старый. Я имею в виду, что до того, как все станет… совсем само по себе… ты хочешь поддерживать физическую… Ну, вы знаете. Ты не хочешь реветь каждое утро, когда просыпаешься.  Да, я тренировался. Также дело в идее, что Тонто должен был всерьез восприниматься как воин. Так что я не должен был просто бродить там как тощий, выглядящим как наркоман парень.

- В прошлом месяце ты стал 50-летним, а не старым. Чем ты больше всего гордишься по настоящий момент в своей карьере, в своей жизни и в целом?
Джонни: Моими детьми. Моей дочери Лили-Роуз 14,  и моему мальчику Джеку 11. Нет ничего другого, что я сделал за свое существование, что приближалось бы к этому. Мои дети - самое важное. Моя работа - это работа. Это просто странная работа для взрослого.

- Джонни, ты исполнительный продюсер этого фильма. Каковы преимущества этого положения в принятии решений?
Джонни: У меня был стул. Трейлер. И кофе иногда. Нет… Статус исполнительного продюсера  в титрах был всего лишь красивым жестом со стороны Джерри, просто доброта его сердца дала мне мне это титул. Вероятно, потому, что мы были вместе с самого начала, с первых зерен идеи проекта, мы всегда приходили и садились вместе, мы всегда были на всех встречах относительно сценария. Для меня это было огромным счастьем, как на другой планете – быть приглашенным в эту часть процесса. Когда Джерри дал мне этот статус в титрах, это было шоком для меня. В общем, я ничего не делал. *Джерри говорит, что это не так, потому что Джонни участвовал в концептуализации не только своего, но и других персонажей и внес огромный вклад в историю и сценарий*

- Принятие тебя в нацию команчей было ли для тебя лучшим принятием твоего исполнения роли Тонто и одним из твоих лучших моментов в жизни?
Джонни: Это, определенно, было одной из высших точек моей жизни. Одним из самых гордых моментов моей жизни. Я был не только принят, но усыновлен в нацию команчей как почетный команч. Это было почти наравне с появлением моих детей.
-Правда?
Джонни: Да. Я был очень горд.
- Ты думаешь, твой друг и ментор Марлон Брандо гордился бы этим?
Джонни: Я думаю, что Марлон непременно захотел бы быть на этой церемонии, когда они усыновляли меня. Я уверен.
- Это правда, что когда ребенком ты играл в ковбоев и индейцев, ты никогда не хотел быть ковбоем?
Джонни: Это очень правда! Даже ребенком я думал, что коренных американцев показывают нечестно, я не понимал, почему в фильмах и сериалах они всегда плохие парни, почему они дикари, почему они меньше, чем человек. Когда ты вырастаешь, ты узнаешь настоящую историю, что по-настоящему происходило - не то, что победители написали, а что на самом деле происходило. Это по-настоящему возмутительно – то, что происходило в нашей стране пару веков назад.
- Насколько важно для тебя ставить перед собой по-настоящему сложные задачи, выбирая такие роли, как Джек Воробей или Тонто, в то время как все студии хотят заполучить тебя в свои фильмы?
Джонни: Я думаю, что твоя главная ответственность как актера - перед твоими зрителями, потому что на самом деле именно они – те, кто дают тебе работу. Именно они поддерживают тебя в кинобизнесе тем, что идут и покупают билеты в кино. Для меня также важно ради зрителей делать что-то новое каждый раз, пытаться испытывать себя каждый раз в плане персонажей, потому что если ты наскучишь своим зрителям, то это будет самым тяжким преступлением, что я могу сделать в моей работе.
- Я из Ирландии, где много поклонников фильма «Шоколад», и многие из них поражены твоим ирландским акцентом, потому что многим актерам он не удавался. Поэтому мне многие говорили, чтобы я обязательно тебе передала, что твой акцент был потрясающим.
Джонни: Вау!
- Это было сложно?
Джонни: Ирландский акцент?
- Ага!
Джонни: Да, определенно, это было сложно, конечно. Я провел много времени в Дублине, и там самые теплые и самые милые люди на планете, ирландцы. Ты не можешь не впитывать все от них. Мне очень повезло в этом смысле.
- Перед тем, как я позволю тебе уйти… Птичка принесла мне на хвосте, что у тебя на твоем острове есть все, кроме достаточного количества «Гиннеса». Ты уже раздобыл его?
Джонни: Нет.
- Какой позор! Я не принесла само пиво, но я принесла тебе много подставок для него и хрустальный бокал для него. Это подарок от ирландских поклонников.
Джонни: Фантастика! «Гиннес» - это все, что тебе нужно. Это жизнь.
- Я смотрю на твои ногти. Вау!
Джонни: *гордо показывает* Это месть моей дочери… [далее резкая монтажный обрыв, когда Джонни открывает рот, чтобы продолжить объяснять]

- Привет, Джонни Депп!
Джонни: Как твои дела?
- Очень хорошо. А твои?
Джонни: Хорошо.
- Спасибо, что согласился на нашу радиопрограмму.
Джонни: Нет-нет, это удовольствие.
- Многие люди взволнованы, я взволнован. Но также и напуган.
Джонни: Напуган?!
- Да.
Джонни: Почему?
- Потому что в детстве меня отвели на фильм под названием "Эдвард руки-ножницы", меня отвезла старшая кузина Лиза, и... я сейчас буду совершенно серьезен... я боялся потом три года. Я не мог спать в своей кровати и все прочее. Ты практически разрушил мою жизнь. И я думаю, что именно поэтому я годами не мог жить отдельно.
Джонни: Я понимаю тебя. Могу представить, сколько жизней я разрушил таким образом.
- А  на самом деле это такой замечательный фильм. Я не могу понять. отчего я тогда так напугался. Но когда я вспоминаю то лицо... мне до сих пор страшно.
Джонни: Да... На премьере был парень в костюме Эдварда Руки-ножницы, и у него были все необходимые приспособления - ножницы и прочее.
- Как страшно!
Джонни: Я думаю, что я попросил его их снять.
- Моя мама думала, когда я был маленьким, что если меня отведут к настоящему Джонни Деппу, то я перестану бояться Эдварда. И вот мы встретились... И я очень нервничаю. [монтажная склейка] У тебя есть эти лезвия?
Джонни: Я считаю, что когда ты сделал все со своим персонажем, то ты должен уйти вместе со своим трофеем. Да ... *улыбка от собственных мыслей*... я сохранил их...
- То есть все-таки ты с этими ножницами...
Джонни: Да. Прости меня.
- О боже, мне никогда не избавиться от этого... И когда ты по этими по лицу... О боже... [монтажная склейка] Каково было увидеть себя таким старым в этом фильме?
Джонни: Это была как моя прабабушка.
- Да?! Вау! Как бабушка? Потрясающе!
Джонни: В точности как моя бабушка. Правда, я никогда не видел ее топлесс.
- И на выставке в музее тоже!
Джонни: Да! *смех*
- Ты делал для фильма что-то на лошадях?
Джонни: Да, делал.
- Сам?
Джонни: Да, долгие сцены с лошадьми.
- Каково это было?
Джонни: Это были мои первые отношения с лошадьми в фильме Диснея, в отличие от других фильмов. Работать с этим конем было удовольствием. Он не совершал никаких неожиданных движений в моем направлении. Я хорошо с ним ладил.
- То есть Джонни классно седлал свою лошадь!
Джонни: Да. Хотя я садился на него, он... не садился на меня. А мой конь Скаут в течение одной минуты, как я думаю, пытался убить меня.
- Правда?!
Джонни: Да. Мы сильно загоняли лошадей в то утро, они носились, как пули, и неожиданно мой конь решил немного прыгнуть, и когда он это сделал, мое седло ушло влево, и я вместе с ним, и я обнаружил себя висящим сбоку этого очень мощного зверя. И все, о чем я мог думать, было: КОПЫТА.
- Уух, только копыта, много копыт... [монтажная склейка] Спасибо, Джонни! Приятно было познакомиться!
Джонни: Это удовольствие. Я так сожалею, что напугал тебя в детстве.

"Я бы охарактеризовал его как дикое, смелое приключение среди дикого запада. Среди юмора фильма и экшена трюков и всего этого безумия есть глубина истории, которая полностью основана на правде. В плане поведения представителей правительства США в середине 19 века. целые населения людей, коренных американцев, уничтожались. В плане моего персонажа это, определенно, было хождением по канату - нужно было балансировать между глубиной и эксцентринчостью, юмором".

"Я думаю, что сценарии обычно - это своего рода организмы. Это что-то, что может смотреться отлично на страницах, но не срабатывать вживую, когда ты...когда я начинаю использовать эти строчки. Ты всегда должен быть на цыпочках, это очень хорошо - импровизировать. Делать вещи, которые могут удивить другого актера, и когда он что-то может предложить тебе. Так что, да, я всегда... На самом деле с этим сценарием я обсудил со сценаристом каждый строку реплики персонажей для того, чтобы получить то, что нам нужно. Потому что я не думаю, что Тонто щедр на слова, он очень тщательно подбирает свои немногочисленные слова. Каждое из его слов что-то значит".

- Мы находим элементы Тима Бертона: роль маргинала, Хелена Бонэм Картер ... Ты знал об этом?

"Не особенно. Я имею в виду, Хелена и я, определенно, сделали несколько вещей вместе. Я никогда не знал об этом по-настоящему, но это правда: персонажи, к которым я стремлюсь, всегда каким-то образом повреждены. Вероятно, по хорошей причине".

О неуспехе фильма.

"Это не мое дело. Я могу только надеяться, что вы пойдете и посмотрите его. Я думаю, это веселый фильм. И я думаю, в нем есть важное послание. Для меня главной причиной, по которой я так страстно хотел сделать этот фильм и сыграть персонажа Тонто, была возможность показать коренных американцев в том свете, которого они заслуживают. Высветить их глубину. В прошлом в голливудском кино их показывали как дикарей, нелюдей, плохих парней. Это было возможностью поставить все с ног на голову".

- У тебя есть предложения, как назвать королевского младенца?
Джонни: "Предложения имени... Хм... Малыш. Королевский малыш".


- Добро пожаловать на ЭксФМ завтрак.
Джонни: Спасибо, мужик.
-Я сначала не узнал тебя с этим мертвым вороном на голове.
Джонни: Да, я знаю, что у людей проблемы с этим.
- Этот внешний вид был основан на картине, я  прав?
Джонни: Да.
-Расскажи мне об этом.
Джонни: Я искал старые фотографии индейцев того периода. И  было так много потрясающих образов из разных племен. И вот я натолкнулся на эту картину воина, у которого были полоски на лице. Я увидел этого ворона, летящего позади его головы, и я подумал: "Вау, это удивительно!" Я подумал, что он на его голове. Я осознал, что он летел сзади, но подумал: "Нет-нет, он должен быть на его голове! Он должен быть его духовным гидом!"
- У меня вечный вопрос: а мертв ли это ворон? Ты его постоянно кормишь и...
Джонни: Это очень спокойный ворон в глубокой-глубокой медитации.
-Просто я заметил, как продукты того, как он ходит в туалет, находятся сзади твоей головы.
Джонни: Да. Он на самом деле это делает.
- Ты очень успешен в ролях со сложными костюмами. Ты их хранишь?
Джонни: У меня, конечно же, есть мой костюм из "Эда Вуда".
-Ты можешь надеть его сейчас?
Джонни: Да, он по-прежнему мне подходит, и это хорошая новость. Да, я храню их, как... Понимаешь, когда ты играешь персонажа, твой грим и костюм становятся твоими доспехами. Поскольку ты жил в этом, играл персонажа в этой конфигурации... Да, я храню их. И мои дети смогут иметь их.
-Можно устраивать костюмированные вечеринки.
Джонни: Да, это как если бы ты сражался в битве, и это то, что ты носил в той битве.
- Я представляю музыкальную станцию, а ты начинал как музыкант, и у меня есть подарки для тебя.
Джонни: Вау!
*ведущий дарит Джонни несколько компакт-дисков, включая диск Джонни Мора и "Драма Скрим"*
Джонни: У меня есть кое-что из Джонни Мура, и это невероятно. Это так здорово, спасибо! "Драма Скрим" - да, я люблю! Есть артист, о котором я говорил раньше, потому что я  не могу сказать достаточно о таланте этого парня. Это "Уайт Баффало".
- О, да!
Джонни: Он сделал песню для альбома, который включает музыку, вдохновленную фильмом "Одинокий Рейнджер". "Уайт Баффало" был одним из артистов на этом альбоме, наряду с множеством великих людей... Игги тоже там... И это хорошая запись... Но трек "Уайт Баффало" - это как невероятнейший, красивый гимн!
- У меня в голове картинка, как ты с мертвым вороном на голове играешь на гитаре у себя дома...
Джонни: Я вышлю тебе такую фотографию с автографом.

- Ты упомянул, что можешь оставить актерство. Ты устал от этого?
Джонни: Я имею в виду, я бы надеялся, что хочу делать что-то еще: писать или рисовать или что-то еще художественное. Я не знаю. Но что бы я ни захотел делать, я буду придерживаться этого курса.

- То есть ты можешь начать заниматься чем-то другим?
Джонни: Могу ли я начать заниматься чем-то другим? Я никогда не собирался заниматься ЭТИМ раньше, в начале, я никогда не планировал задержаться в этом. Я был музыкантом, простым гитаристом. Так что я по-прежнему еще не решил, что хочу заниматься этой карьерой *смеется*

- То есть ты пока просто нарабатываешь опыт?
Джонни: Да, просто пробую себя *смеется* Мне нужно время, чтобы все обдумать.

- Я провела расследование. Другие журналисты сказали мне, что ты очень смешной, что у тебя наивность ребенка, что ты лучший отец в мире, потому что каждый день пешком отводишь детей в школу, и что ты самый милый человек, с которым они работали.
Джонни: Вау! Они так тебе сказали? Но они тебе не сказали, что я пару раз доставлял им некоторые... сцены. Так что мы с ними в расчете.

Расшифровка

-Приятно видеть тебя.
Джонни: Приятно видеть тебя.
- Как ты справляешься с этой жарой? Это кажется твоей второй природой, ведь ты снимался в пустыне.
Джонни: Да, я, определенно привык к жаре. Только я не привык к ней здесь. Я провожу здесь много времени, работая над фильмами, и знаю совершенно другую погодную систему Лондона. Но…
-Это не то, что ты ожидал
Джонни: Нет. Но это красиво. Это замечательно.
- Это фильм «Одинокий Рейнджер» с Джонни Деппом, но ты – не Одинокий Рейнджер!
Джонни: Нет.
- Почему?
Джонни: Я чувствовал себя ближе к Тонто. Я чувствовал, словно он – тот, кого я смогу сделать, может быть, немного по-другому.
- Когда ты подходил в новому созданию этой столь знаменитой пары, Одинокий Рейнджер и Тонто, ты хотел сделать это несколько по-другому.
Джонни: Да.
- Как именно? Что ты хотел сделать?
Джонни: Преимущественно я хотел взять идею индейца как прислужника ковбоя, коренного американца как нечто, что ниже, чем белый человек, и поставить это с ног на голову.
-Когда ты думал о создании Тонто, как появился ворон?
Джонни: Это хороший вопрос. На самом деле произошло то, что я увидел эту картину в Интернете, этого воина, и этот грим на воине, его боевой раскрас, не очень сильно отличался от конечного моего. А ворон летел позади головы воина, и я подумал: «Он должен быть на его голове!» Просто казалось, что он должен быть на его голове как его продолжение, духовный гид.
- Мы все никак не можем не видеть в Тонто Джека Воробья. Ты намеренно поместил его в Тонто?
Джонни: Джек Воробей, которого вы видите в Тонто, - это я.
- Да, они же оба делят это!
Джонни: В этом все и дело. Я думаю, что если ты посмотришь на несколько разных персонажей из прошлого, ты заметишь это же. Все должно исходить из правды как основы.
-Твоя прабабушка была коренной американкой.
Джонни: Моя прабабушка, мы звали ее Мими, была настолько коренной, насколько я мог себе представить.
-Как ты думаешь, что она сказала бы о Тонто? Об истории, что ты рассказываешь?
Джонни: Это интересно, потому что это та тайна, которую я хочу разгласить. Я хочу рассказать о том, что одна из ипостасей персонажа, что мы видим в фильме,  основана на моей прабабушке. Она была удивительной. Она дожила до 102 лет и была до последнего дня активной и удивительной.
- Я не могу не отметить то, как ты одеваешься. И твои украшения, кольца. И твои ногти ярче, чем мои. Я могу потрогать? О-о-о, меня трогает суперзвезда!
Джонни: Это месть моей дочери. 14-летняя девочка говорит: "Папа, я прямо сейчас накрашу тебе ногти. И ты ничего не можешь сделать с этим".
- То есть, ей стало скучно во время полета?
Джонни: Да!
- И эти кольца. Особенно вот это.
Джонни: Это Тонто.
- Откуда оно?
Джонни: Мой гример Джоэл Харлоу, который является не только оскароносным гением как гример, но еще и скульптором. И он создал это кольцо Капитана Джека Воробья.
- В «Роллинг стоун» ты сказал, что подумываешь оставить кино. Есть ли до сих пор такая опасность?
Джонни: Да. В определенный момент ты начинаешь думать о том, что когда ты подсчитываешь свои слова, сказанные за год, ты обнаруживаешь, что ты говорил слова из сценария, нежели имел шанс сказать свои собственные слова. И ты начинаешь думать, что это безумный выбор для человека. Так что... Есть ли вещи потише, которые я бы не возражал делать? Да, есть. Я бы не сказал, что я ухожу в любую секунду, но я близок к этому.
- Вау! Но не до следующих «Пиратов» и «Алисы» номер два?
Джонни: Я не знаю… Я думаю, мы, вероятно, в порядке относительно этих категорий.

- У тебя была неприятность с лошадью на съемочной площадке. Что произошло?
Джонни: Был момент, когда мой конь и я случайно пошли в разных направлениях - он решил направиться прямо и перепрыгнуть через этот куст, а мое седло решило сбросить меня влево, и я обнаружил себя держашимся за его грудь левой рукой, за его гриву правой, а мой правая нога была закинута на его спину и пыталась подняться обратно. Это казалось так долго, невыносимым количеством времени. И все, о чем ты мог думать: "Копыто. Копыта". В определенный момент ты понимаешь, что нужно отпустить это и посмотреть, что будет.   Мне очень, очень повезло. После всего я просто смог встать и пойти.  К счастью *воздевает руки и глаза к небу*

-Какие клише из вестернов ты стремился избегать?
Джонни: Моей надеждой было... В кино в целом и особенно в вестернах показ коренных американцев на протяжении всех лет был преимущественно неправдивым. Они играли этих дикарей и все такое.  Я надеялся, что сыграв Тонто, я смогу забить хоть несколько гвоздей в этого дракона клише о коренных американцах.  Показать, кто они на самом деле, что они очень уважающие себя,  что они чудесная раса людей, невероятные воины.

- Ты коллекционируешь памятные вещи из своих фильмов. Что ты оставил с этого?
Джонни: Я оставил все. О да, я оставил все. Ты никогда не знаешь - в один день я могу оказаться артистом шоу в ресторанах фаст-фуда.

-Ты можешь рассказать нам о своем документальном фильме о Ките Ричардсе? 
Джонни: Это что-то, что я начал пять или шесть лет назад. Я помню, как спросил Кита, снимался ли документальный фильм о нем. И он ответил: "Я не знаю. Нет". Он не был авторизирован в том, что имелось на тот момент. И нам пришла в голову идея сделать это. О, Кит был драгоценностью, бриллиантом. Мы уже завершили съемки. По своей структуре - это только Кит, рассказывающий о своей жизни и своем опыте, о своих взлетах и падениях в очень прямой манере. Это мое восхваление Кита.

-Нет никого, как он.
Джонни: Нет. Он, наверное, самый цитируемый человек из живущих.

-Ты теперь издатель. Какие книги должен прочесть каждый?
Джонни: О, мальчик! Мужик! Их так много... Я думаю...  "Двери восприятия" должны быть на книжной полке каждого. Я думаю... "На дороге" - да, определенно должна быть на книжной полке каждого... И... "Страх и отвращение в Лас-Вегасе". Я думаю, эти три книги.

- Ты всегда понимал, что тебе ближе Тонто, чем второй герой, Одинокий Рейнджер. Почему?
Джонни: Тонто для меня – одно из самых ранних воспоминаний просмотра телевидения. Тонто производил впечатление, потому что Одинокий Рейнджер… он был замечателен, он был герой… но я никогда не понимал, почему у Тонто нет такого же признания, как у Одинокого Рейнджера, почему его рассматривали как прислужника. Поэтому мы поставили это с ног на голову.
- Я думаю, это, может быть, потому, что у тебя есть коренная кровь, по твоим словам. Это помогло?
Джонни: Определенно, есть какое-то количество коренной крови, но я немножечко дворняжка *смеется* В детстве для меня это всегда было поводом для гордости. Когда детьми ми играли в ковбоев и индейцев, я определенно не хотел быть индейцем.
- Да ладно! Ты не хотел эту замечательную шляпу?
Джонни: Нет, нет. Мне нравились перья. Я не понимал, почему индейцев всегда показывают как дикарей в американском кино. И это было отличной возможностью высмеять это.
- Я знаю, что ты в детстве много переезжал. Что-то вроде 20 домов еще до 7 лет.
Джонни: О, да!
- Поэтому ты был в некотором роде кочующий.
Джонни: Я по-прежнему очень кочующий. Это по-прежнему существование странника. Потому что ты постоянно или на съемках где-то на локации, или путешествуешь. Но странная вещь заключается в том, что из-за того, что мы так много переезжали детьми, идея сбора вещей – это твое основное воспоминание. Ребенком ты берешь свои вещи и перетаскиваешь их в соседний квартал.
- И где же ТЕПЕРЬ твой дом?
Джонни: Опять же, дом – в основном в пути. Но поскольку мои дети ходят в школу в Лос-Анджелесе, то на настоящий момент, когда я не снимаюсь, я большую часть времени в Лос-Анджелесе.
- В твоей жизни произошли массивные перемены! Как ты через это прошел?
Джонни: Всё подобное трудно для любого человека, это всегда трудно. Особенно сложно это, когда вовлечены дети, и такие уже взрослые дети. Ты пытаешься сделать все настолько хорошо, насколько это возможно. Интересно то, что своего рода это оказался опыт, который сплотил всех нас очень странным образом. Мы прошли через все это вместе. Это был довольно сильный связывающий опыт.

Расшифровка слов Джонни:

"Наверное, рецензии были написаны еще тогда, когда они узнали, что Гор, Джерри и я будем делать "Одинокого Рейнджера". Наверное, они тогда начали распространять свое мнение. Их ожидания были, что это будет блокбастер и все такое, а у меня никогда не было ожиданий. Никогда не бывает. Зачем они мне?"

"Ожидания... всей этой большой группы, американской прессы, журналистов, критиков и кого угодно... Я думаю, что вес эти рецензии были написаны месяцев за семь-восемь до того, как мы выпустили фильм".

"Я думаю, что Гор сделал очень смелый фильм, потому что в нем очень независимый, абсурдистский дух. Вместе с этими невероятными спецэффектами и экшеном. Я думаю, он сделал очень смелый фильм".

-Ты играешь очередной эксцентричный персонаж. Мы можем вернуться в твои прошлые роли и поговорить о твоем вдохновении для этой роли? Например, мы можем начать с Эдварда.
Джонни: Каждый сценарий, который я читал [из сыгранных], заканчивался тем, что на первых 10-15 страницах что-то захватывало меня. Я начинал видеть эти картинки в моей голове. Я делал мгновенные письменные заметки о том, что подсказывали мне мои инстинкты. С Руки-ножницы, например, первой вещью, что я увидел, была  собака, которая у меня была в детстве,   любовь собаки, не зависящая от условий. Чистота этого невинного создания. И я вспоминал своих племянников и племянниц младенцами, их любопытство, то, как их интересовали вещи. Как они трогают вещи.
-А как насчет ножниц на твоих руках? Как они были сделаны?
Джонни: Было две пары. Была пара, которой я на самом деле мог что-то резать. И основная пара, которой я мог что-то брать. Я на самом деле приспособился к ним через какое-то время. Это было интересно – учиться, как брать вещи, когда твои пальцы так далеко от этого твоего продолжения.
- Как начет Вили Вонки? Я слышал, что вдохновением был Мерилин Менсон.
Джонни: Менсон?  В плане его преданности тому, кто он есть, то есть персонажу Мерилину Менсону… Но мои первые образы для Вилли Вонки, на самом деле, были идеей: что если ты возьмешь Джорджа Буша, бывшего президента, очень… очень… ОЧЕНЬ обдолбанным! По-настоящему обдолбанным. И я подумал, что он будет выглядеть, как мой Вили Вонка.
- Как насчет Хантера Томпсона в «Страхе и отвращении в Лас-Вегасе».
Джонни: Играть Рауля Дюка, также известного как Хантера Томпсона, было одной из высших точек моей жизни. Потому что я изображал мужика, ты знаешь. Он был до своей последней секунды на этой земле, пока он не выбрал уйти, одним из моих лучших друзей на этой планете. Поэтому для меня было рискованно играть одного из твоих лучший друзей, потому что – что если ему не понравится это? Но также это было возможностью, которая -  я знал это в то время - была особенной. Это было очень важно. Забавная вещь заключается в том, что персонажи, которых я сыграл – потому что я  провожу так много времени, играя их, они – часть меня, а я  - часть их – они часто возвращаются ко мне. Они ПРИБЫВАЮТ.
- А как насчет Тонто?
Джонни: Главным вдохновением для Тонто была идея поставить все клише показа коренных американцев в кино с ног на голову. Это было всем, что я хотел сделать. Я хотел  сыграть персонажа коренного американца так, чтобы показать их с их чувством собственного достоинства, выразить уважение к их культуре, выразить уважение к их языку, уважение ко всему, что я видел сам. Поэтому моим намерением было построить персонажа, который бы порадовал сообщество коренных американцев.
- Это обложка нашего журнала. Ты мог бы описать, что за персонажа ты играешь на ней?
Джонни: На этой обложке, я думаю, я, вероятно, играл персонажа, который.. *смеется* … которому очень не нравится, что его фотографируют. И который хочет избавиться от этого так быстро, как только это возможно.

-Это твой второй вестерн с Гором. Что тебя так привлекает в этом жанре?
Джонни: Я всегда высоко ценил вестерны, и сам запад,  и историю, но а этом случае моя заинтересованность была прежде всего в коренных американцах. То, как их показывали в кинематографе все эти годы. Несправедливо и нечестно. Как дикарей и недостойных. Поэтому это было моей главной заинтересованностью. И «Ренго» - это же было с Гором. Я бы делал что угодно.
-Как ты думаешь, ужились бы Тонто и Ренго?
Джонни: Я думаю, что они, вероятно, ужились бы хорошо. У них бы все было хорошо. Они были бы как в странном рекламном ролике или типа того.
- Гор делает невероятные фильмы. Что он говорил тебе как актеру?
Джонни: Прежде всего, технически он – один из самых невероятных режиссеров, которых я видел. Он технически знает все – от остановки камеры до земли, нужно снимать, технически он волшебник. Как режиссер для актера он имеет красивый и нежный способ подачи тебе указаний. Потому что он, ты знаешь… кроме того, что он очень-очень сменой парень, он настоящий режиссер ДЛЯ актера. Его будильник, который предупреждает его, когда происходит дерьмо, - очень точен. Он замечателен для актера.
- Ты рассказывал о том, что Дисней был в панике относительно Джека Воробья. Доверяли ли они тебе больше из-за уважения к тебе, когда дело дошло до Тонто?
Джонни: Надеюсь, что да. Но я думаю, что они немного были в панике. Я не знаю. Но с самого начала, когда я только сделал тестовые фото с моим блестящим гримером Джоэлом Харлоу, когда мы впервые сделали всю эту вещь вместе, и когда я показал эти фото Джерри, и он отнес их на Дисней, они мгновенно подпрыгнули. Так что, ты знаешь, они взяли на себя риск, когда я показал им такую форму.
-Этот внешний вид был тем, в чем ты был уверен с самого начала?
Джонни: Да. Я не знал, как можно сделать это иначе.
-Есть ли какой-то твой фильм, который ты бы хотел, чтобы твои поклонники посмотрели снова и дали ему второй шанс?
Джонни: Да, есть фильм, который я сделал несколько лет назад, который постигла ужасное несчастье, так как он был похоронен… похоронен, и ужасающе похоронен… А я им очень, очень горжусь. Это фильм под названием «Вольнодумец». Он о графе Рочестере, Джоне Уилмоте. Он был великим поэтом и бунтарем. Это тот фильм, который бы я хотел, чтобы люди посмотрели. Потому что я думаю, что его видели 17 людей.
-Я был одним из них.
Джонни: О, круто! Спасибо!
- Ты в последнее время работал над «Трансцендентностью». Ты уже закончил этот фильм?
Джонни: Да, закончил, да.
- Как тебе жанр научной фантастики?
Джонни: Интересно, потому что ты как будто живешь в этом изолированном мире. Это было здорово, потому что там был этот красивый переход между этой нормальной жизнью парня, которого я играю, и этим высоко технологическим безумием этого искусственного интеллекта. Это было довольно интересно.

- Ты помнишь, как впервые почувствовал привязанность к музыке?
Джонни: Мое самое раннее воспоминание о музыке было... ты знаешь... ранние песни Стиви Уандера, середина 60-ых. Потом были, определенно, странные изменения, как, скажем так, переход к ранним «Биттлз», «Herman’s Hermits», «Психоделии»... да!
-Кто был твоими героями из вырезок на зеркале в детстве?
Джонни: О, мальчик! Их так много! Ребенком, когда мне было примерно 12, я впервые начал играть. Гитаристами, которых я любил, были...  определенно, Кит, Кит Ричардс, он всегда был огромным героем. Джо Перри из «Аэросмит». Я всегда считал, что у него очень интересный стиль. Конечно же, Джимми Пейдж.
-Ты серьезен относительно того, чтобы быть музыкантом?
Джонни: Я начинал, играя в барах. Хотя я был тогда еще слишком молод, чтобы находиться в барах, и они пытались выводить меня через задние двери.
- Правда?
Джонни: Да. Я выступал, а потом они меня выводили через заднюю дверь. И я готовился к следующему выступлению. И так постоянно. Я играл в барах с 13-14 лет.
- Я впервые узнал, что ты музыкант, когда ты записывался с «Оазис».
Джонни: О, да, песня «Будь здесь сейчас».
- Ты что-нибудь помнишь о той сессии записи? Я слышал, это было довольно опасным приключением.
Джонни: Это было на высокой скорости, определенно. Но я помню сессию, да. Ноэл и я записали большинство из этого на каком-то острове на Гренаде, он назывался Мистик или что-то вроде этого…
- Мило!!!
Джонни: Да. Так что Ноэл и я просто сели и записали это. И это попало в запись.
- Получилось неплохо.
Джонни: Да, неплохо.
- Ты также играл с Шейном МакГоуэном. И он участвует в альбоме поддержки «Одинокого Рейнджера». Работать с Шейном было… непредсказуемо, а?
Джонни: Делать с Шейном что угодно – непредсказуемо. Не непредсказуемо в красивом смысле. Он определенно… Шейна никогда не обвинишь в том, что с ним кто-то заскучал. Он восхитительный человек и… вид. Он особое существо. И для меня он один из самых важных поэтов нашего времени, 20 века. Определенно.
- Я был удивлен, что ты не вышел на сцену с «Роллин Стоунс» ни на одном из их камбек-шоу. Они тебя не попросили?
Джонни: Нет…. *смеется* Не попросили.
- Но ты мог бы, правда?
Джонни: *смеется* Ты знаешь, это одна из тех вещей, которых ты определенно не ожидаешь – я определенно не ожидаю приглашения играть с «Роллинг Стоунс». Но от одной только идеи об этом я таю. Просто умираю.
- Ты в прошлом работал с Игги Попом. И он также в том альбоме. Этот саундтрек позволил тебе пригласить своих друзей поработать над песнями?
Джонни:  Это  было  просто… Саундтрек фильма – это большой акустический расширенный звук. Он держит тебя весь фильм. Это чудесно. Ты можешь пригласить артистов временно, чтобы они обработали и смешали очень старый материал. Как, например, здесь у Игги эта старая песня «Сладкая Бетси из Пайка». Она просто убила меня. Я помню, как мы записывали песню в Лос-Анджелесе и послали ее Игги для работы, и на следующий день он прислал мне ее обратно. Это оказалось самим совершенством. Он просто сразу же пошел в студию и сделал ее. И прислал обратно. Это совершенство. Это Игги.
- Музыка у тебя получается ничуть не хуже, чем актерство.
Джонни: Ты всегда ищешь то, что вдохновляет тебя. Музыка была моей первой любовью с 12-летнего возраста.  Я никогда не расставался с ней, я играл всегда. Я играл в записях друзей в прошлом, но в последние пару лет люди стали приглашать меня вступать с ними на сцене больше.  Такого рода вещи. Это то, что я планирую… Да, я, конечно, продолжаю делать это. Я буду делать это до той поры, пока кто-то будет позволять мне это.
-Ты работал с Патти Смит. Чей ты фанат?
Джонни: Это невероятно – работать с людьми, которых ты давно знал, гениями. Играть с Китом, играть с Патти, с Томом Петти и «Хартбрейкерами», с  Джо Перри, с «Аэросмит», Эллисом Купером – мне так повезло! Просить больше было бы алчностью.
-Какой бы трек ты хотел поставить сейчас из этого альбома?
Джонни: Есть очень красивая и особенная для меня вещь, для меня это как гимн коренным американцам  - это трек «Уайт Баффало». Это особенный трек.

"Смотреть Бастера Китона, смотреть Чарли Чаплина, смотреть Лона Чейни старшего - это было как... это был мой колледж. Я изучал этих парней, как безумный. Поэтому да, Китон. Потому что Тонто - человек немногих слов, и язык тела был очень важным элементом".

"Когда ты проводишь время с коренными американцами. когда ты общаешься с этими людьми где угодно, то ты узнаешь, что у них великолепный юмор и брак с их культурой. Они рьяные сторонники этого, особенно их старшие. У них очень сухое, очень британское чувство юмора. Я подумал, что это будет важно. Все должны иметь их специфические особенности внутри их сообщества, их племени, и смех играл важную роль".

"Люди, которые написали эти рецензии, они написали их за семь месяцев до того, как фильм был сделан. Ты понимаешь. о чем я? Когда они начинают слышать о раздутом бюджете и всем прочем. они начинают писать эти рецензии, я имею в виду, выливать все эти мнения. Меня это не удивляет. Меня удивляет то, что у прессы практически ментальность любителей оплакивать. Это как странная вероломная стратегия. Я думаю, что это было несправедливо. Но, ты знаешь, для меня, если мой показ Тонто заставит 15  детей из различных резерваций Северной Америки заинтересоваться своей культурой, постараться сохранить свой язык живым - потому что их язык умирает, заставит этих юных понять, что они воины, понять, из кого они родом, если я даже смогу заставить пять детей осознать это, то с чего бы мне заботиться из-за каких-то критиков?"

«Определенно, Гор – такой замечательный режиссер, который также имеет очень оригинальное видение, но он также способен признать, что у него есть свои герои, как фильм «Однажды на Западе», который является классикой.
«Для меня это была возможность сделать фильм, который был бы развлекательным, смешным, но также имел бы глубокое послание внутри. Также идея того, что ты можешь отправиться в любое время и наслаждаться приключением, была в наших головах».
- Я слышала, что этот фильм – это осуществление твоих мечт. Каких?
«Ну, сто с лишним лет в американском кинематографе коренные американцы изображались в основном как недостойные, дикари и все такое. Так что это была возможность, по меньшей мере, для меня, хотя бы просто попытаться убить дракона. Я хотел попытаться достигнуть умов детей, например, из резерваций, которым не на что надеяться, у которых едва ли есть водопровод. Но эти дети произошли от воинов. И если я заставлю 15 детей после просмотра фильма получить чувство: «Я хочу знать о моей культуре, я хочу сохранить мой язык», - тогда моя работа… тогда я чист».
-У меня было ощущение, что Тонто – это полностью твое творение а экране. Я права?
«Да, очень. Я так сильно хотел, чтобы этот фильм случился. Я помню уикенд, когда я делал «ромовый дневник» в Пуэрто-Рико, и мой блестящий гример Джоэл Харлоу пришел, и мы сделали этот грим, почти в точности такой же, как в фильме, с птицей и всем прочим, и мы просто позависали по Сан-Хуану и сделали эти фотографии. Это и стало своего рода первой зеленой дорогой для фильма. Я принес фотографии Брукхаймеру, он принес их на Дисней. И они сказали «Да».
- Вау!
«Да, это было довольно интересно».
- Не как с «Пиратами»?
«Ну, я не знаю! *смеется* Я полагаю, они снова просто рискнули поставить на меня».
- У меня ощущение, что ты поселяешься в своих персонажей, даже если это только голос, как в «Ренго», и это делает роли глубже.
«О, да. Это, определенно, часть процесса. Я больше всего наслаждаюсь именно этим – узнавать персонажей, становиться персонажем, получать вторую натуру. Не то чтобы я прихожу домой все еще в персонаже, но некоторые элементы застревают в тебе. По крайней мере, иногда, когда ты подходишь к столику с едой, то ты ешь что-то и случайно пугаешь других своими повадками».
- Двери нашей музыкальной радиостанции всегда открыты для тебя. Ты можешь просто приходить к нам и ставить свои музыкальные коллекции. Мы можем назвать это «С Джонни Деппом».
«Точно!»
- Что ты слушаешь сейчас?
«Я только что получил альбом группы, которую я давно знаю, парни из Румынии под названием «Тараф ди хайдукс». Их новые записи просто безумны, красивая цыганская музыка. В последнее время часто стал снова слушать «Биг Стар». Я вернулся к «Биг Стар».
- Когда мы разговаривали в прошлый раз, ты говорил, что слушаешь нашу британскую «Летучую мышь для ресниц».
«Да, у нее до сих пор такие невероятные вещи! «Уайт Баффало». Ты слышала?»
- Нет. От тебя – это замечательн6ая рекомендация.
««Уайт Баффало» - это очень-очень здорово. Он сделал один из треков для альбома который мы сделали как альбом музыки, вдохновленной фильмом «Одинокий Рейнджер». «Уайт Баффало» был одним из артистов. То, что он написал, я считаю великим гимном для коренных американцев».

Все переводы  - Helga
Все тексты принадлежат ресурсам burtonland.ru и johnnytim.com , при использовании необходимо указывать источник

0


Вы здесь » Тим Бёртон и Джонни Депп - BURTONLAND - Tim Burton & Johnny Depp » Тим и Джонни: Творчество/ Tim & Johnny: Works » Копилка интервью Джонни в поддержку фильма "Одинокий Рейнджер"