БетонЛенд - форум для поклонников Тима Бёртона и Джонни Деппа.

УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ ФОРУМА! К ВАМ ОБРАЩАЕТСЯ СОЗДАТЕЛЬ ФОРУМА, HELGA. В СВЯЗИ С ИЗМЕНЕНИЯМИ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ МОЕЙ КАРЬЕРЫ И ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ Я С 2015 ГОДА НЕ МОГУ ВЕСТИ ФОРУМ И ПОДДЕРЖИВАТЬ ЕГО ИНФОРМАЦИОННУЮ АКТУАЛЬНОСТЬ! В СВЯЗИ С ТЕМ, ЧТО В РУССКОЯЗЫЧНОМ ИНТЕРНЕТЕ НА ДАННЫЙ МОМЕНТ НЕТ РЕГУЛЯРНО ОБНОВЛЯЕМОЙ ПЛОЩАДКИ С НОВОСТЯМИ О ТИМЕ БЕРТОНЕ И ДЖОННИ ДЕППЕ, Я ПРИГЛАШАЮ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ЗАНЯТЬСЯ НАПОЛНЕНИЕМ ФОРУМА! ПОЖАЛУЙСТА, В СООТВЕТСТВУЮЩИХ ТЕМАХ СВОБОДНО РАЗМЕЩАЙТЕ НОВОСТИ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ТИМА БЕРТОНА И ДЖОННИ ДЕППА! Я БУДУ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ПАССИВНУЮ МОДЕРАЦИЮ ПО ОДНОМУ ЛИШЬ ПРИНЦИПУ: ХАМЫ, ТРОЛЛИ-ХЕЙТЕРЫ И #ЭТОЖЕДЕТИ, ВЕДУЩИЕ НЕАДЕКВАТНЫЙ ПОСТИНГ, БУДУТ ЗАБАНЕНЫ. Я С РАДОСТЬЮ ПРИГЛАШАЮ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ВОССТАНОВИТЬ ФОРУМ, ЧТОБЫ ДОСТОЙНЫЕ ДЕЯТЕЛИ КИНОИСКУССТВА ПОЛУЧИЛИ НАКОНЕЦ СНОВА РУССКОЯЗЫЧНУЮ ПЛОЩАДКУ ДЛЯ МОНИТОРИНГА НОВОСТЕЙ О НИХ! СПАСИБО!
BURTONLAND - Тим Бёртон и Джонни Депп

Тим Бёртон и Джонни Депп - BURTONLAND - Tim Burton & Johnny Depp

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Cтатьи и Интервью - Часть 2

Сообщений 481 страница 510 из 514

1

Переводы на русский язык интервью Тима Бертона и Джонни Деппа разных лет
Первый том начинался здесь: Статьи и Интервью - Часть 1

0

481

Nataly написал(а):

Кстати, изначально на роль Икабота Крейна планировался успешный Бред Питт.


На тему "бюджет-звезда" Тим рассказывал:

Приходится в очередной раз изобразить вместе со студией все те же песни и пляски. Не то чтобы они не любили Джонни, но когда речь заходила об определенной сумме, они сразу же заводили: «А как насчет?..» И вам предлагается все тот же обязательный список. Не в том дело, что у них есть другая конкретная кандидатура на роль, речь идет о рутинной голливудской процедуре: «А что сейчас поделывает Мел Гибсон?»

0

482

«Темный Рыцарь в городе снов»: Три месяца в Готэме с шокирующим новым Бэтманом

http://www.johnnytim.com/temat/gallery/1985_1990/batman/176.jpg

Автор – Иен Джонстоун.
Издание «Empire Magazine», август 1989.
Перевод HELGA
Не существует половинных средств, когда Голливуд наконец решает сделать «Бэтмана». Готэм-Сити, дом Темного Рыцаря, станет беспрецедентной декорацией, которая будет выстроена на студии Пайнвуд в графстве Бакингемшир. В прошлом году три месяца вертолеты летали над головами, пытаясь запечатлить вид запрещенного города, в то время как внизу разворачивались драмы. Иен Джонстоун был на съемочной площадке. И вот его эксклюзивный репортаж…
95-акровая площадка студии Пайнвуд была местом для некоторых мощных работ кинодизайнеров на протяжении лет. Героический амфитеатр для «Суперменов» 1, 2, 3, город для «Александрии» до того, как из-за болезни Элизабет Тейлор он был перенесен в Италию, большинство экзотических видов для «Джеймса Бонда» - все это было построено здесь для Голливуда. Но сегодня все вышеперечисленное отступает на шаг назад на фоне того, что здесь выстроено теперь – это остановит любого посетителя.
Шокирующее первое впечатление – словно ты вышел из своего сна прямиком в Нью-Йорк видения Рене Магритта. Все работает. Припаркованы американские автомобили, витрины магазинов полностью оформлены, кафе полны столиков и фонтанчиков с содовой. На городской площади стоит ратуша, рядом Музей Флюгельхайма и кинотеатр, в конце главной улицы стоит собор. Пожарные гидранты – на полагающихся интервалах, светофоры мигают знаками «Идти/Не идти». И самое удивительное – из канализационных решеток и люков идет пар, как это бывает в городе зимой! Однако, что-то здесь не совсем так. Посмотрите вверх: все эти здания в 40 футов высотой, словно это пни высоток, словно гигант обрезал их по ровной линии.
Добро пожаловать в Готэм-Сити, Бакингемшир, в понедельник 10 октября 1988 года. Первый день съемок «Бэтмана», самого ожидаемого фильма будущего года.
На протяжении ближайших трех месяцев, на студию Пайнвуд будет строго воспрещаться заходить кому-либо, кроме команды из 300 техников, актеров второстепенных ролей, охранников, людей с «Уорнер Бразерс», Майкла, Тима, Ким и Джека. Их фамилиям Китон (Бэтман), Бертон (режиссер), Бейсинджер (Викки Вейл) и Николсон (Джокер) соответственно. Каждодневное прибытие станет чередой рутинных охранных мероприятий, и если что-то во время них пойдет не так, вы будете отправлены обратно в производственный офис.
Но в настоящие дни нужно больше, чем закрытая съемочная площадка, чтобы защититься от голодных до больших денег фотографов. Незадолго до съемок один таблоид нанял вертолет с фотографом, чтобы сделать мутный снимок города внизу, другие пытались подкупить статистов и дать им фотоаппараты. Бэтмобиль должен был выезжать за пределы Пайнвуда, и из-за этого появилось несколько расплывчатых фото. Публицисту проекта предлагали 10 000 фунтов стерлингов за первые фото Джека Николсона в роли Джокера, но он отказался. Также приходилось вызывать полицию, когда две бобины отснятого материала (примерно 20 минут фильма) копировались в попытке создания пиратского видео.
Причиной для этой игры в кошки-мышки, абсолютно беспрецедентной даже в давней традиции крупнобюджетных голливудских фильмов, стал взрослый мужчина, который днем отзывается на имя Брюс, но когда наступает ночь, одевается в причудливый костюм, который принес ему имя Бэтман. Это странное существо впервые обрело жизнь от руки американского комиксиста Боба Кейна, а популярность получило благодаря манерному телесериалу 60-ых годов и позже было реабилитировано благодаря последней книге Френка Миллера «Темный Рыцарь возвращается».
Для нового воплощения 1989 года сценаристы Сэм Хэмм и Уоррен Скаарен вместе с режиссером Тимом Бертоном чувствовали на себе большое влияние книги Миллера, в которой рыцарь предстает одиноким членом комитета бдительности, наносящим месть злодеям Готем-Сити. Это мстящий герой для наших времен Грязного Гарри и Робокопа, которые бывают  в городе для индивидуальной мести, Бернарда Гоетца, который делает то же самое в метро Нью-Йорка. В этой версии Бэтман будет поврежденной душой, личностью с ментальными шрамами, нанесенными жестоким убийством его родителей. Это будет серьезным ужесточением образа для тех, кто привык к уютной телефигуре в джерси и сером трико, появляющейся под утомляюще гипнотическую музыкальную тему.
Прежде всего нужно было выбрать актера для наполнения знаменитого костюма. Верзилу с квадратным подбородком, который очищает Готем-Сити от зла, сыграет саркастическая звезда «Битлджуса» Майкл Китон. Весть о том, что Китон получил роль, привела к восстанию преданных поклонников Бэтмана. Офисы «Уорнер Бразерс» получили 50 000 писем с протестами, в которых заявлялось, что у Китона нет подбородка и недостаточно волос. Он был слишком говорливым, слишком худым, да и вообще не подходил на роль. «Показывать «Бэтмана» комедией – это все равно что «Семейка Брейди» в порно», - написал один расстроенный поклонник. И насторожены были не только поклонники. Продюсер Джон Петерс также обнаружил себя под жестоким давлением со стороны администрации «Уорнер Бразерс».
«Один из самых влиятельных людей Голливуда зашел настолько далеко, что позвонил главе компании Стиву Россу и сказал ему, что выбор Майкла на роль поставит «Уорнеров» на колени», - вспоминает Петерс. – «Что студия падет. Словно он был из секты «Врата рая».
К счастью, Петерс, который вместе со своим партнером Питером Губером готовил проект 9 лет, имел сильную позицию для противостояния подобным нападкам. Петерс, который, по слухам, был вдохновением для шампуня «Уоррен Битти», покинул парикмахерское дело в конце 60-ых и перешел в кинобизнес. К началу суматохи вокруг «Бэтмана» он и Губер завоевали славу наиболее динамичного кинодуэта в бизнесе, выпустив такие фильмы, как «Танец-вспышка», «Иствикские ведьмы» и осыпанный Оскарами «Человек дождя». Мощно поддерживаемый Тимом Бертоном, Петерс верил, что Китон соответствует заявленным для роли требованиям: «комик, имеющий безумный дух – смешной, очаровательный, но с важной темной стороной». Что бы ни происходило, Китон стал тем, кто оживил Бэтмана на большом экране. На фоне выбора Китона на роль рыцаря в плаще, объявление Тима Бертона режиссером мало успокоило нервы Голливуда. Бертон, которому исполнилось всего 30 во время съемок, сделал «Большое приключение Пи-Ви» и «Битлджуса» с оригинальным и маниакальным видением и за свою очень короткую карьеру никогда не приближался к приключенческому кино. Теперь в его руках фильм стоимостью 30 миллионов, наполненный сложными визуальными эффектами, вычислительными ужасами и командой из 300 британских скептиков. Однако, Петерс был непоколебим относительно того, что именно этот мальчик – верный выбор. «Мы пытались работать с различными режиссерами и различными сценаристами на протяжении 9 лет», - вспоминает он, - «но пока мы не познакомились с Тимом Бертоном, вещи не начали складываться воедино. Все происходит тогда, когда должно произойти. Марк Кантон (президент международного производства «Уорнер Бразерс») сказал мне, что я должен встретиться с этим юным, инновационным, безумным, талантливым ребенком. Поэтому я посмотрел его первую короткометражку «Франкенвини» и подумал, что это очень интересно. Затем я посмотрел «Битлджус», и меня просто унесло».
Бертон и Китон, друзья со времен «Битлджуса», начали планировать развитие персонажа и сюжета. Джек Николсон был дорогим  (гонорар в 6 миллионов плюс проценты), естественным и популярным выбором на роль похотливо смотрящего Джокера. Ким Бейсинджер была выбрана как любовный интерес и фотограф Вики Вейл после того, как Шон Янг получила травму во время езды верхом на лошади. Полный состав «Бэтмана» прибыл на Пайнвуд в прошедшем октябре. Зимние съемки от заката до рассвета в маленьком выстроенном городе казались тем, что идеально поместит героя в его мир.
Тим Бертон стоит посреди главной улицы Готема. Перед ним 500 статистов изображают неистовство, скрываясь от смертельного зеленого газа из баллонов Джокера. Позади него камеры всех мастей и команда техников. Бертон выглядит как нечто среднее между Лордом Байроном и Тайни Тимом. Его темные брюки плотно облегают ноги, но остальная одежда висит на его теле так, словно пытается сбежать от него. Его массивные черные ботинки на креповой подошве выглядят, как старомодные лыжные ботинки. Его лицо бледное, нос курносый, а волосы – до плеч, они дикие, похожие на проволочки и бесконтрольные. Он никогда не присаживается, никогда не орет. Он каким-то образом умудряется руководить при помощи коротких бесед тет-а-тет с членами команды фильма, проходя мимо них изящной, праздной походкой, которую скорее увидишь на автобусной остановке.
Мы задаем ему вопрос, что привлекло его в «Бэтмане». Ладонью он убирает волосы с глаз назад и улыбается смущенно.
«Это забавно, потому что я никогда не был большим поклонником комиксов», - признается он. – «Но мне просто нравится образ Бэтмана – парня, который наряжается летучей мышью. И образ Джокера, и образы  некоторых других экстремальных персонажей. Я помню, когда мы были в художественной школе, нам рассказывали о трех самых узнаваемых образах. Это Микки Маус, Кока-Кола и этот значок с летучей мышью. Так что это очень мощный образ».
Но переводить этот образ на большой экран не всегда было легкой работой для юного режиссера. «Майкл и я хотели выяснить, как он должен стоять, какие позы должен принимать», - вспоминает Бертон. – «Мы использовали что-то в одном дубле, это оказывалось хорошо, а затем мы использовали это же в другом дубле, и это уже выглядело так плохо, что смущало. До того, как у нас все получилось правильно, мы говорили: «Ты должен двигаться медленно», и это выглядело тупо. Поэтому мы сказали: «Хорошо, бросайся рывками, как летучая мышь», и тогда он стал выглядеть как плохой актер немного кино. Мы всё смеялись над этим, потому что это было как игра детей, и еще этот парень в костюме летучей мыши. Мы чувствовали себя, как дети, играющие в заднем дворе в супергероев, только с большим количеством денег».
На самом деле – около 45 миллионов долларов. Продюсер Петерс рассказывает: «Сама картина стоит 30 миллионов. Вместе с рекламой это еще 10 или 15 миллионов». С таким финансовым размахом Бертон мог планировать Готэм-Сити на грандиозном уровне.
«Это всегда важно для меня, особенно когда ты имеешь дело с экстремальными персонажами, - поместить их на ту арену, на которой ты им веришь. Готэм – большая карикатура на Нью-Йорк, вечный американский большой город. Ты берешь нью-йоркский силуэт на фоне неба и делаешь его немного плотнее, делаешь здания выше, больше, тяжелее. Соседство стилей придает этому более сдавленный вид – коричневый камень, металлы. Я вижу декорации как продолжение персонажей, и я хотел создать игровую площадку для всех этих безумцев. Уникальное место - не слишком футуристическое и не слишком историческое. Оно может существовать в любое время», - заразный энтузиазм Бертона показывается на мгновение, когда он делает паузу и улыбается. – «Это как если бы ад пророс через асфальт и продолжил расти».
Работа по исполнению видения Тима Бертона пала на плечи Антона Ферста, художника-постановщика фильма. Его последней работой было превратить лондонские доки в правдоподобный Вьетнам для фильма «Цельнометаллическая оболочка» Стенли Кубрика. Для «Бэтмана» он будет волшебным образом превращать эти обрубки зданий в 40 футов высотой в экранные небоскребы. Его глаза начинают сиять, когда он объясняет трюки своего ремесла. «Вы видите эти мощные, мясистые фундаменты структур как низ чего-то огромного. Мы сделали их еще до «Компании волков», в которой у нас были только крыши и нижние части стволов деревьев. Я не думаю, что зритель когда-либо заметит это, потому что остаток деревьев ваше воображение рисует за вас. Так же и здесь. Собор, который мы построили, - это небоскреб Гауди с элементами хичкоковского дома на холме. Мы взяли много исторической архитектуры и соединили ее с современной архитектурой. Музей Флюгельхайма – это шуточная пародия на Гуттенхайм в Нью-Йорке, но с неправдоподобным индустриальным внешним видом. Это Нью-Йорк без необходимости каких-либо разрешений на 300 лет: фабрики построены на крышах зданий, фашизм, насилие, любые формы дискриминации по внешнему признаку.
Районирование, которое они сделали в Нью-Йорке, не позволяет небоскребам пропускать свет на улицы. Мы сделали противоположное, чтобы вы могли видеть масштабные каньоны».
Именно в этих каньонах Бетман делает большую часть своей работы, перелетая с крыши на крышу, свисая с парапетов, а затем паря по ночному небу. Также иногда он путешествует на Бэтмолёте и Бэтмобиле. Бэтмолет, также разработанный Ферстом, - это самолет с размахом крыльев в 30 футов, чей внешний вид основан на символе Бэтмана. Это важный компонент тщательно разработанного образа Темного Рыцаря.
В ранние часы этого горького зимнего утра, однако, Бэтмолет столкнулся с серьезной проблемой. Он только что врезался в Готэмский Собор, и лишь уникальный Бэткостюм со встроенными доспехами спас нашего героя от мучительной смерти. Улица в огне.
Спустя несколько дней эта же самая сцена будет сниматься снова. Только на этот раз Бэтмолет будет являться своей копией размером в два фута, а Готэм-Сити уместится в пятифутовой модели. При идеальном стечение обстоятельств модели должны сниматься до съемок в полную величину, чтобы в результате Бэтмолет оказался в той же самой позиции, в какой оказалась модель. Но, к сожалению, киносъемки не всегда идут согласно плану. Ветеран визуальных эффектов Дерек Меддингс (человек, который отправил в небо Супермена), привык к таким переменам в последнюю минуту. «Они должны были делать их работу первыми, согласно расписанию», - объясняет Меддингс. – «Теперь мне нужно соответствовать их сцене, и проблема теперь заключается в том, что Бэтмолет должен разбиться на лестнице собора. Модель полностью держится на проволоках, прикрепленных к крыльям и различным частям фюзеляжа, которые разваливаются при соприкосновении с дорогой, и все должно взорваться соответственно ветру. Это будет нелегко сделать из-за доступной нам скорости модели».
Меддингс создал две дополнительные копии главной улицы размером 5 футов, обе работающие на идеальной электронике. Одна для видов с Бэтмолета, другая для сцен с самолетом. Однако, никакие модели не могут стать копией экстраординарного Бэтмобиля, созданного для фильма Антоном Ферстом. Длиной в 20 футов, с 141-дюймовой колесной базой, он черный, как Гиннесс, с ракетным турбо-двигателем сзади и парой встроенных в эстетически закругленные крылья пушек. Втулки колес имеют 90 различных уровней, кроме того, таят в себе нечто смертельное – бомбы. Управляется автомобиль голосом – легкий шепот водителя может сделать его на 100 процентов пуленепроницаемой. Это автомобиль покруче бондовского.
«Мы не хотели привязывать его к конкретному временному периоду», - объясняет Ферст. – «Мы изучали компоненты реактивных самолетов, изучали военные машины – изучали всё. В конце мы положились на чистый экспрессионизм, соединив автомобили «Salt Flat Racers» 30-ых годов и мачо-автомобили «Стингрей» 50-ых годов. Мы хотели поместить в этот автомобиль все особенности образа Бэтмана. И это все, чем захочет управлять мальчик».
Арт-директор  Терри Акленд-Сноу получил сложную задачу по наполнению дизайна Ферста. Акленд-Сноу рассказывает: «Для принятия решения относительно ходовой части мы начинали с «Мустангов» и «Ягуаров» и еще Бог знает чего. Затем мы перешли на старый «Шевроле Импала», потому что у него подходящая ходовая часть и нет подрамника, таким образом мы могли бы уменьшать или увеличивать его для необходимых нам размеров. Но в результате мы поняли, что у нас уйдут годы, чтобы разработать это подобным образом, поэтому мы решили создать это скульптурным образом из полистерола, а затем передать его лондонской компании под названием «Протокол», которая изготавливает автомобили под заказ. Внутри требовался дизайн самолетного типа, поэтому я пошел в компанию «Британские Аэропланы» и поговорил с ними относительно использования одной из их панелей. Они сказали: «Разумеется, вы не можете использовать наши. Но есть компания, у которой мы получаем все это». Тогда я пошел в ту компанию, и они помогли нам. Потрясающе!»
Когда все оборудование было на месте, трехмесячные съемки легли в прямом смысле на плечи двух человек, от которых зависит, победит или провалится эта новая версия «Бэтмана» в кассах мира. Майкл Китон имел теперь двойную ношу: самому справиться с ролью и доказать скептикам всего мира, что они ошибались. Сейчас, во время первого месяца съемок, он, кажется, ищет надежные приемы для его двойной роли Брюса Уэйна и Темного Рыцаря. Роберт Вул, который играет журналиста Александера Нокса, знает Китона 8 лет.
«Это очень, очень сложная роль, и я думаю, он подходит к ней интересным образом», - рассуждает Вул. – «Ошибочно говорит все время о Бэтмане – нужно говорить о Брюсе Уэйне, который и является персонажем. Брюс Уэйн – парень, который взял на себя слишком многое, его разум идет тысячей путей, он не может сфокусироваться, он заботится об этом, том и вот том. Когда происходит преступление, он должен быть здесь и он должен быть героем».
Когда он не наносит уроны бандитам Готэма на улицах, Брюс Уэйн проводит свои дни в его поместье мультимиллионера единственно с его преданным дворецким Альфредом (Майкл Гаф) и редко с Вики Вейл для компании. Для этих интерьерных сцен Китон и команда переместились в Нибворт Хаус, в одну из резиденций английского премьера в 30 милях от Лондона. В этих домашних сценах Китон получил возможность показать свой не подвергающийся сомнениям талант комика, наслаждаясь ужином с Мисс Вейл, находящейся на противоположном конце стола длиной 30 футов, а также вальсируя с ней около разочарованного Альфреда. Как для Китона, так и для его экранного героя, все это формирует необходимые перерывы в его напряженном деле борьбы с Джокером. Все начинается с того, как Бэтман предотвратил грабеж, организованный главным злодеем Готэма Джеком Напье, сбросив его в чан с токсичными отходами. Ужасающе обезображенный Напье теперь продолжает свою криминальную жизнь под прозвищем Джокер, строя планы создать формулу вещества, которое, введенное в косметику, постепенно превратит лицо его жертв в гримасу дикого ликования, как и на его собственном лице.
Теперь у  Китона есть более насущные проблемы. «Я не могу слышать из-за капюшона. Он экстремально противится звуку, и мне нужно учиться управляться в нем. Ты не слышишь собственный голос и не знаешь, как он звучит, поэтому тебе остается только, находясь внутри этого, доверяться своим инстинктам относительно того, что то, что ты делаешь, - верно».
Инстинкты Китона в самом начале были отмечены в «Comedy Store» и «Second City» в Чикаго, после чего он получил свою первую роль посетителя морга, который руководит брачным агентством в фильме «Ночная смена». Затем он стал отцом в «Мистере Мамочке», стрелком в «Опасном Джонни», хоккеистом в «Хватай и беги» и, разумеется, призраком с внушительными достоинствами в «Битлджусе» 1988 года. Помимо «Бэтмана», в этом году Китон появится в роли бывшего алкоголика в фильма «В трезвом уме и твердой памяти» и в роли рационального психбольного в фильме «Команда мечты». Неудивительно то, что он прибыл на Пайнвуд изнуренным.
«Он очень устал. Он спросил меня: «Ты правда хочешь, чтобы я играл Бэтмана?» - вспоминает Бертон. – «Но после разговора с ним о том, что мы хотим сделать, он снова очень заинтересовался. Я на самом деле очень хотел уйти от этого образа с квадратным подбородком из книг комиксов, где Бэтман – крутой качок, потому что в комиксах все – крутые качки. Даже банковские служащие в комиксах – крутые качки. Все дело вот в чем: он не Арнольд Шварцнеггер, потому что если бы он был им, то зачем бы он надевал костюм летучей мыши? Он – классический персонаж, кто-то, кто надевает костюм, в духе «Призрака Оперы». Но он прячет не шрамы на теле, а шрамы на душе. Он очень глубок и очень силен».
Ему нужно быть таким. Возьмем кульминацию трехмесячных съемок, финальную битву между добром и злом, в которой Джокер пытается сбросить Бэтмана и Вики с парапета старой колокольни собора. Они стоят на цыпочках, а ветряная машина, имитирующая действие лопастей вертолета Джокера, обдувает их. В 40 футах над ними на лесах стоит Тим Бертон с его армией камер. Он кричит: «Сделаем еще раз!»
Еще одним важным местом съемок, помимо Пайнвуда и Нибворта, является вышедшая из использования электростанция в Вест-Акшене. Это то самое место, где сражалась Сигурни Уивер в «Чужих» 1986 года. Сегодня более зловещее существо блуждает вдоль антенн. Его черная шляпа опущена на лицо, воротник пальто поднят. Он стреляет по Бэтману, но пули отскакивают от его скульптурных доспехов. Звезда с гонораром в 6 миллионов долларов стоит на цыпочках над чаном с токсичными отходами.  Это тот момент, когда Джек Напье исчезает, чтобы потом вернуться как Джокер. В этот момент узнаваемый для всех Джек Николсон покидает фильм, чтобы вернуться в качестве чистого извращенного зла в безумных одеяниях и с мертвецки бледным лицом.
Николсон впервые услышал о планах относительно «Бэтмана» от Джона Петерса, когда работал над «Иствикскими ведьмами». «Я не хочу говорить тебе об этом сейчас, но есть фильм, который мы делаем, он называется «Бэтман», и ты должен сыграть Джокера», - дразнил Петерс. По словам Петерса, реакцией Николсона был блеск в глазах и смех. Оригинальная роль для него планировалась на три недели работы. В конечном итоге Николсон снимался 106 дней.
По словам Тима Бертона, Джек Николсон имел четкое представление о том, как фильм должен выглядеть и какое должен давать ощущение. Бертон вспоминает: «Он сказал мне: «В детстве мне нравится «Бэтман», потому что это была единственная книга комиксов, в которой действие происходило ночью. Так что просто удостоверься, что не потеряешь это зловещее черно-фиолетовое ощущение».
Николсон украсил свою роль собственным злотворством. Он придумал зловещие диалоги с самим собой, которые добавили пугающей глубины его персонажу. В Музее Флюгельхайма он танцевал под музыку Принца без малейших признаков хореографии, что казалось танцевальным эквивалентом «пимп-ролла» из сценария «Костра тщеславия» Тома Вулфа.
На съемочной площадке большинство людей сторонились Джека Николсона, даже если на нем не было зловещей гримасы Джокера. Ким Бейсинджер, однако, нашла легким сближение с ним. «Он безумен», - говорит она. – «Я люблю его честность, потому что честность – это все. Он очень прямой. И он самый сексуальный человек из всех, кого мне доводилось встречать. Он просто дьявол».
Майкл Китон был счастлив возможности играть с Николсоном. «Джек, вероятно, - тот человек, с которым я всегда хотел работать. Я всегда думал, что мы будем намного лучше как приятели или, по меньшей мере, это будет что-то комплементарное по отношению друг к другу. Если в  тебе столько от Джека Николсона, сколько есть в Джеке Николсоне, это должно покидать экран. Иногда люди думают, что ты знаешь Джека Николсона, но на самом деле ты просто совершал работу с персонажем, которого он играл. Люди часто путают эти два явления. Лучшее в нем то, что ты просто понимаешь это. Он хочет делать все так, как он считает нужным. Без страха».
Тим Бертон более лаконичен: «Я не думаю, что от кого-то еще узнавал так много».
Когда трехмесячные съемки подходят к концу, остается одна маленькая проблема. Финал фильма. Джон Петерс считает, что финальные сцены нуждаются в усилении. На площадке ходит слух, что он и Николсон ходили смотреть «Призрака оперы», и на них повлияла развязка.
«Будем надеяться, что он не пойдет на «Отверженных», - говорит Роберт Вул наполовину в шутку.
Топовый мастер рирайтинга Уоррен Скаарен был вызван из Америки, и вместе с Петерсом, Бертоном и актерами работал над усовершенствованием финальных сцен. Мисс Бейсинджер сочла за честь быть на рирайтинге. «Мне понравились маленькие фрагменты, которые мы вместе написали, соединить их все вместе было волшебством», - говорит она с энтузиазмом. В частности речь шла о финальном вальсе с Джеком. «Мне нужно было делать это в кадре, а я же как мешок с зерном, просто живой кусок веса. Поэтому я просто позволила ему нести меня, швырять меня. У меня не было ступней. Джек – замечательный актер, и он все танцует и танцует, держа этот мешок зерна, и при этом говорит «О, я люблю тебя». Мы работали так три дня, и он ни разу не оступился».
Звук кассовых сборов в США делает ремейк фильма более чем возможным, и ходят слухи, что следующим врагом Бэтмана будет Пингвин. Готэм-Сити останется нетронутым до 31 июня, а боссы Пайнвуда будут ждать зеленой дороги для проекта. Он стоит и сейчас, правда, более потрепанный, чем 10 октября, но по-прежнему являющийся идеальной средой для работы великого мстителя.
Человек, который начал все это 50 лет назад, идет по главной улице на площадь. Фонари не горят, светофоры не мигают, но дым по-прежнему выбивается из-под крышек канализационных люков. Боб Кейн садится на скамейку около статуи. «Я придумал Готэм именно таким, каким я сейчас его вижу на Пайвуде», - говорит он, глядя на город вокруг себя. – «Они все поняли – каждое здание, каждый мусорный бак, каждый кирпич».
источник
Перевод текста сделан HELGA и принадлежит burtonland.ru и johnnytim.com. При использовании перевод обязательно указывать ссылку на форум.

0

483

Дина, спасибо за перевод! Интереснейшая статья.
Начало интригует: как много было затрачено на охрану достояния съемочной площадки  Уорнеров, и как много было затрачено для того, чтобы удобыть хотя бы одно расплывчатое фото с площадки.
Помню, какой разыгрался скандал, когда в гримерной Джонни Деппа было переснято фото Шляпника, и оно попало в СМИ. Диснеевское руководство тогда было вне себя, и выступило с просьбой-требованием убрать из всех СМИ это фото.
Был так е рассказ дублера Джонни Деппа, о том, как охраняют площадку, как тяжело туда проникнуть "злоумышленнику", просто постороннему человеку.
В безопасности интеллектуальной собственности студии - преимущество съемок в павильоне. Сохранить тайну, снимая на улицах - не возможно.

0

484

Nataly написал(а):

В этой версии Бэтман будет поврежденной душой, личностью с ментальными шрамами, нанесенными жестоким убийством его родителей. Это будет серьезным ужесточением образа для тех, кто привык к уютной телефигуре в джерси и сером трико, появляющейся под утомляюще гипнотическую музыкальную тему.

Именно в фильме Тима Бертона Бэтман впервые предстанет в черном костюме с накладными мышцами. Таким он и останется по сей день, во всех своих новых воплощениях.
Новый костюм вызвал шквал нареканий у поклонников сериала. говорили, что это позор - накладные мускулы!

Nataly написал(а):

Марк Кантон (президент международного производства «Уорнер Бразерс») сказал мне, что я должен встретиться с этим юным, инновационным, безумным, талантливым ребенком.

Портрет Тима Бертона из уст Петерса звучит чересчур интимно.
Кстати, я считаю, что именно Петерса показал Тим Бертон в "Кошмаре перед Рождеством" в образе Мэра Хеллоуинтауна.
http://www.johnnytim.com/temat/gallery/1985_1990/batman/132.jpg
Джон Петерс слева на фото.
Тим говорит о нем так:

Я уже имел дело с Джоном на съемках «Бэтмена», это был кошмар, но деваться мне было некуда. Может быть, и теперь справлюсь». Но в этот раз ничего не вышло. Помню, как сказал однажды боссам «Уорнер бразерс»: «У вас есть киностудия, Джон Петерс и я. Ситуация напоминает выяснение отношений в спагетти-вестерне, когда три человека пристально смотрят друг другу в глаза минут двадцать, и каждый намерен стоять на своем». Именно так у нас и случилось. По правде говоря, шанс что-то сделать оставался, только если бы «Уорнеры» избавились от меня или Джона, а потом дали бы одному из нас снять фильм. У Джона были свои идеи, у «Уорнеров» — опасения, у меня — собственные мысли. Джон же сродни урагану: поместить его в какие-то рамки — все равно что пытаться управлять погодой. С такой энергией трудно справляться.

цитата из материала о "Супермене" Тима Бертона
http://www.johnnytim.com/temat/tim/1991 … movie.html
Джон Петерм очень энергичный продюссер, который, не успев закончить один проект с тимом, стремиться сделать с ним другой.
-Джек, Джек, я принес идеи для будущего Хеллоуина! Осталось всего 364 дня!

0

485

Спасибо большое.

0

486

Большое спасибо за статью! Очень интересно читать статью такой давности, это так сюрреалистично, понимать, что киноиндустрия продвинулась так далеко за эти годы, а для тех лет это была сенсация!
Мне нравится этот фильм. На мой взгляд, Тим очень верно снял  такой фильм, и, уж если и снимать киноп о комиксам, про человека, одевающего на ночь маску и идущего спасать людей.... (абсурднейшая идея...), то именно так, именно в таком ключе! С большой долей иронии и юмора, но вместе с тем, не перерастающего в фарс. Понравилось, что в фильме не было пафоса, весь "пафос" ушел в едва ощутимую иронию. Тим прав, что это само по себе странно, снимать подобное кино серьезно. Очень верно подобран тон для фильма.
И,конечно, меня очень восхитили декорации для фильма! Невероятная работа! Очень по-бертоновски:) Хочется изучать каждую детальку этого потрясающего, готично-индустриально-футуристического города.
Больше всего меня впечатлили в статье эти слова:

Nataly написал(а):

Человек, который начал все это 50 лет назад, идет по главной улице на площадь. Фонари не горят, светофоры не мигают, но дым по-прежнему выбивается из-под крышек канализационных люков. Боб Кейн садится на скамейку около статуи. «Я придумал Готэм именно таким, каким я сейчас его вижу на Пайвуде», - говорит он, глядя на город вокруг себя. – «Они все поняли – каждое здание, каждый мусорный бак, каждый кирпич».

Я считаю, что высшей  похвалы чутью автора и не сыщешь!

0

487

Интересно то, что в 1989 году фильм за 30 миллионов был сверхдорогим блокбастером, а в 1989 году - уже малобюджетным фильмом. Money makes the world go round. (c)

0

488

Маша
Mrs LOVEtt
Nataly
Я очень рада, девочки, что статьи доставили вам радость во время прочтения!  http://i306.photobucket.com/albums/nn241/Helga_Depp/kiss.gif

0

489

Из статьи я получила интересную для меня информацию о Николсоне. У меня создалось впечатление, что он очень сложный человек, как и многие гении, и с ним предпочитают не входить в контакт, а если о хорошем контакте мечтают, то в результате получают разочарование в той или иной степени. И очень смешно рассказывала о нем Ким: он несколько дней "танцевал" ею на своих ступнях и ни разу не пожаловался.

0

490

Nataly написал(а):

Мы хотели поместить в этот автомобиль все особенности образа Бэтмана. И это все, чем захочет управлять мальчик».

До сих пор бертоновский бэтмобиль считается самым классным из всех созданных позже бэтмобилей.
Вероятно, потому что Тим Бертон лучше всех знал, чем именно хочет управлять мальчик))
На днях я пересмотрела Бэтмена. Впечатление от фильма сильное. Создать такой насыщенный фильм в те годы было не так то просто. Мрачный, жуткий. Но Тим сказал про него в 2012 году, что теперь этот фильм кажется ему танцами на льду по сравнению с тем, что снимают теперь в проекте о человеке-летучей мыши.
Но самое сильное для меня было в этом просмотре: понимание того, что такой молодой человек, снял такой серьезный фильм. После игрушечных "Пи Ви" и "Битлджуса" такой рывок вперед. Все по-взрослому.Из детсткого остались только смешные движения Бэтмана, когда он угрожающе раскрывал свои крылья. Так и казалось, что он сейчас воскликнет: я черный плащ, я ужас, летящий на крыльях ночи!
Фильм очень стильный. Все выдержано безукоризненно. В этом заслуга Ферста и Бертона.
И да, Брюс в самом деле мальчик. Он не вырос, оставшись на уровне тринадцатилетнего подростка. Его мало интересуют женщины, секс и отношения с ними, но его увлекает борьба со злом на том,присущем подростку, уровне. Его увлекают все эти штучки, клевые вещички. И тайна. Но, несмотря на то, что тайна должна окружать его, ему так сильно хочется, чтобы о нем узнали!
Бертон во плоти.

http://www.johnnytim.com/temat/gallery/1985_1990/batman/2.jpg
Тим и Антон на бэтмобиле

0

491

Nataly написал(а):

Тим Бертон стоит посреди главной улицы Готема. Перед ним 500 статистов изображают неистовство, скрываясь от смертельного зеленого газа из баллонов Джокера. Позади него камеры всех мастей и команда техников. Бертон выглядит как нечто среднее между Лордом Байроном и Тайни Тимом. Его темные брюки плотно облегают ноги, но остальная одежда висит на его теле так, словно пытается сбежать от него. Его массивные черные ботинки на креповой подошве выглядят, как старомодные лыжные ботинки. Его лицо бледное, нос курносый, а волосы – до плеч, они дикие, похожие на проволочки и бесконтрольные. Он никогда не присаживается, никогда не орет. Он каким-то образом умудряется руководить при помощи коротких бесед тет-а-тет с членами команды фильма, проходя мимо них изящной, праздной походкой, которую скорее увидишь на автобусной остановке.
Мы задаем ему вопрос, что привлекло его в «Бэтмане». Ладонью он убирает волосы с глаз назад и улыбается смущенно.

Одно из самых эротичных описаний Бертона, какое я только читала. Просто, как будто речь идет не о режиссере, а об актере, исполняющем роль героя-любовника.

http://www.johnnytim.com/temat/gallery/1985_1990/batman/20.jpg
Тим на съемочной площадке

Кстати, этот зеленый газ впечатляет. Тим последователен в своем понимании того, как и что должно выглядеть!

Nataly написал(а):

«Это как если бы ад пророс через асфальт и продолжил расти».

Это его выражение стало крылатым.

0

492

Nataly написал(а):

По словам Тима Бертона, Джек Николсон имел четкое представление о том, как фильм должен выглядеть и какое должен давать ощущение. Бертон вспоминает: «Он сказал мне: «В детстве мне нравится «Бэтман», потому что это была единственная книга комиксов, в которой действие происходило ночью. Так что просто удостоверься, что не потеряешь это зловещее черно-фиолетовое ощущение».
Николсон украсил свою роль собственным злотворством. Он придумал зловещие диалоги с самим собой, которые добавили пугающей глубины его персонажу.

Николсон задал тон всему фильму. Странно думать, что его роль могла бы быть маленькой. Наверное, Николсону тоже так показалось, и он сделал все, чтобы его герой присутствовал на протяжении всего фильма.
Интересно, что когда Бертон снимал "Марс атакует", он пригласил играть Николсона на одну роль - дельца в Лас Вегасе. Однако, тот сыграл еще и президента, и хотел бы сыграть еще парочку ролей)). Он сказал Бертону: давай я сыграю их всех!
Тим рассказывал: Мне говорили, что убивать Николсона нельзя, так что я снял его в двух ролях и дважды прикончил.
На самом деле он убил его три раза, если считать и Джокера.
Игра Николсона и его душевные качества восхищали Тима. Он вспоминает, как авторитет Джека поддерживал его во время съемок: ...он замечательно ко мне относился, очень помог: благодаря ему значительную часть работы удалось сделать в сжатые сроки. Сохранял полнейшее хладнокровие. Когда случались неприятности и люди на студии теряли самообладание, всегда был спокоен и ободрял меня: «Добивайся того, что тебе нужно, того, чего ты хочешь, главное, чтобы дело не стояло на месте». Удивительный человек. Бывало, сделает шесть дублей и все по-разному, при этом играет нас только здорово, что хочется включить в картину все шесть. Захватывающее зрелище.

0

493

Nataly написал(а):

Звук кассовых сборов в США делает ремейк фильма более чем возможным

При бюджете в 35 миллионов, фильм собрал 411 348 924 долларов. Это был ошеломительный успех. Сборы превысили затраты более чем в 10 раз.
Этот успех открыл перед Бертоном все двери.

0

494

"Бэтман" с таким феерическим кассовым успехом должен был распахнуть перед Тимом все двери. В интервью прошлых лет различные кинопроизводители говорили о том, что "Бэтман" дал Бертону, цитирую, "ВЛАСТЬ", "МОЩЬ" в бизнесе.

В 1994 году в интервью в поддержку "Эда Вуда" Джонни не без иронии в голосе назвал Тима "золотой мальчик" Голливуда. Также мы можем вспомнить безличные слова Джонни на тему того, что делать фильмы о супергероях -  легко и денежно, а сам он, Депп-пошедший-в-Голливуде-иным-путем, не хочет на стаканчики МакДоналдса.

Полагаю, что власть Бертона работала вплоть до начала серии "небрежных каминг-аутов" с Деппом и провала "Мрачных теней" (2012 год).

0

495

«Человек против обезьяны»

http://www.johnnytim.com/temat/tim/2001_2009/planet/gallery/foto_ciemka/108.jpg

Автор – Барбара Ванчери

Издание «Питсбург Пост», 27 июля 2011

Перевод HELGA

Забавная вещь произошла с Марком Уолбергом на пути в «Планету Обезьян». «Я подписался на фильм Тима Бертона, и вдруг в одночасье оказалось, что это уже дебют Марка Уолберга в качестве исполнителя главной роли и героя боевика, и все прочее дерьмо», - добродушно ворчит он.

Он узнал об этом на протяжении длинной, суетной недели интервью для промоушена фильма, который снова рассказывает историю астронавта (которого в 1968 году играл Чарльз Хестон), который приземляется на загадочную планету, где правят обезьяны. 30-летний Уолберг саркастически отмечает, что его прекрасный черный костюм (с солнцезащитными очками, висящими на образующим букву V вороте его рубашки с пуговицами вниз) был надет, «потому что сегодня мои похороны».

Похороны. Высокопрофильная кинопремьера проходит в Манхеттене. Такое бывает, когда твое имя связано с фильмом, который студия рассматривает как блокбастер. «Планета» у всех на устах и является одним из самых ожидаемых фильмов лета. Как всегда, кассовые сборы покажут. В дополнение к Уолбергу, в фильме играют в главных ролях номинанты Оскара Тим Рот, Хелена Бонем Картер и Майкл Кларк Дункан. Все они неузнаваемы под невероятным гримом Рика Бейкера.

Он перемещается по номерам в отеле «Редженси», меняя своих танцевальных партнеров в виде столов с репортерами каждые 20 минут. Уолберг говорит: «Я никогда не ощущал давления, беря роль Хестона. Я думал: «Окей, Тим Бертон заинтересован во мне, он хочет со мной работать. Так, где мне поставить подпись?» Это было совершенно просто. Никакого давления и тому подобного. Сценария не было. Но мне он был не нужен».

Бертон – один из самых талантливых режиссеров в кинобизнесе, который имеет видение, не сравнимое с чьим-либо еще. Уолберг говорит: «Этот парень поразителен. Я думаю, именно поэтому любой актер подписывается на роль у него». Это подтверждают и другие актеры фильма. Он продолжает: «Очень немногие люди произвели на меня эффект, настоящий эффект. Тим – определенно один из них. И я не знаю, нравлюсь ли я ему, но мне все равно. Я стремлюсь быть таким человеком, как он».

Уолберг пообещал сделать что угодно, что попросит Бертон. Но бывшая модель белья «Кальвин Кляй» и звезда «Ночи в стиле буги» тайно молилась, чтобы Бертон не попросил его носить набедренную повязку, как делал Хестон в оригинальном фильме. В научно-фантастической классике Хестон даже показывал свой крепкий, незагорелый зад.

«Это были долгие 6 недель, множество бессонных ночей до моей первой примерки костюма. Я зашел в комнату, оглянулся по сторонам и увидел костюм астронавта». Но он все равно думал, что кто-то в белых перчатках сейчас войдет и принесет набедренную повязку. Когда он позже поделился своими страхами с Бертоном, режиссер воскликнул: «Какого хрена мне хотеть видеть тебя в набедренной повязке?!» Некоторые из присутствующих женщин, конечно, могли думать об обратном.

Знал ли Бертон, как нервничал Уолберг. «Там могло бы не оказаться ничего, кроме набедренной повязки», - говорит актер. – «Когда я покидал примерочную - у меня ушел час на то, чтобы ее покинуть – там были Джордж Клуни и все прочие с камерами, они меня фотографировали и потом распространяли фото по городу

Хвастунишка и его приятель Клуни играли вместе в «Трех королях» и «Идеальном шторме», в последнем Уолберг чуть не утонул в воде. В «Обезьянах» его волочили по земле, пинали и били по 14 часов в день. В набедренной повязке или без нее, в городе нет недостатка фотографий Уолберга. Он появился на глянцевой обложке августовского выпуска «Венити Фейр» в костюме от Валентино, рубашке от Ральфа Лорена, галстуке от Пола Смита и плаще Эрме. Снимок был сделан Энн Лейбовитц в Париже. Там же полуобнаженный Уолберг позировал на Эйфелевой Башне. Он был во Франции, работая над фильмом Джонатана Демме «Правда о Чарли», фильм, который требуют не называть ремейком, но очень похож на «Шараду» с Кери Грантом.

Уолберг, вероятно, совершил скачок прямиком в А-класс, но он не ведет себя так. Редкий день отдыха от работы на съемочной площадке «Обезьян» он провел за встречей с Хестоном, которому дали умное камео в фильме в роли обезьяны.

Уолберг вспоминает: «Сначала я услышал его голос. Потом он вошел. Я представился ему, начал разговаривать с ним, а затем он сделал мне несколько по-настоящему милых комплиментов, в которые я не поверил, но я принял их. Он сказал, что для него честь быть в фильме вместе со мной. Я подумал: «Это издевательство, но я приму это, мистер Бен Гур». Потом мы начали разговаривать. Ему было так некомфортно в гриме, что он начал в прямом смысле отдирать носовую накладку, и тогда ты начинаешь частично видеть лицо, а не только слышать голос. Это было очень странно. Но так круто. Я имею в виду, что ведь этот парень – легенда. Это была честь».

Это не остановило Уолберга от импровизированных версий своих сцен после завершения дублей. Уолберг вспоминает: «Между дублями я для забавы делал хестоновскую версию сцены, что было полной противоположностью тому, что делал я». Позже он поясняет: «Я имею в виду, что он все ускорял в 10 раз, а мне нравится, когда все довольно внутренне», что всегда нравилось Бертону.

Режиссер выбрал Уолберга, потому что считал, что он станет замечательным якорем для истории. Ранее в этот же день Бертон рассказал: «Мне нужен был кто-то с внешним видом, выражающим: «Какого хрена я здесь? Выпустите меня отсюда!» Для меня это почти как старый стиль актерской игр, который я нахожу весьма редким. Этот подход очень деловой, простой».

В отличие от его коллег-актеров по фильму, Уолбергу не приходилось посещать «Обезьянью Школу» или проводить в кресле гримера по 3-4 часа. Таким образом он вовсе не внушал любовь остальным актерам, которых трансформировали в горилл, шимпанзе или (в случае с Полом Джиамати) в орангутанга.

«Они были уже в гриме, когда я приходил туда, и было очевидно, что они там уже несколько часов. Я спрашивал: «Что вообще происходит? Во сколько вы приходите сюда?» Они отвечают: «В 1-45 ночи». А я и домой-то вчера не попал до 2-30! Я вчера прекрасно провел время, спал до 8 утра». Ему требовалось очень мало грима, его подготовка занимает 5 минут. «Они мне мстили», - вспоминает он. Речь идет о сценах с избиением его персонажа, пилота воздушных сил США. Тим Рот, который играет обезьяну-злодея по имени Тейд, приговаривает: «Да, мы его чуточку объездили».

Рот восторгается тем, сколь многому научился Уолберг, но ему нравилось приветствовать актера словами «Космонавт Марки Марк». «Меня сразу попросили: что бы ты ни делал, не называй его Марки Марк. Но это было первым, что вылетело из моего рта», - нахальным тоном говорит Рот. В этот день покрытая татуировками британская звезда фильмов «Роб Рой», «Палп Фикшен», «Бешеные псы» и «Винсент и Тео» одет в футболку и джинсы и очень далек от его костюма в «Обезьянах». «Мне нравилось быть в том гриме», - вспоминает он. – «Мне не нравилось быть в нем целый день, но я по-настоящему насладился им в том смысле, что он очень много дал мне для игры. Прежде всего, он позволил мне полностью исчезнуть, что идеально. И потом – также важен костюм. Он помогает установить нужную походку именно такой, какую ты хочешь для персонажа. В этом очень здорово играть, ты свободен, потому что не являешься собой. Это дает тебе шанс полностью сойти с ума, становиться диким и экспериментировать».

На самом деле изначально персонаж Тейда не планировался таким свирепым. Первый сценарий был недостаточно острым, и Рот начал переговоры с Бертоном относительно того, как сделать его более интересным. В результате Тейд стал комбинацией шекспировского злодея и земноводной версией акулы. Чтобы доказать, что в фильмах бывают по-настоящему странные союзы на одной постели, Рот поместил себя в сцену с Чарльтоном Хестоном, который сыграл роль его отца. Они обладают разными социальными, культурными и политическими взглядами.

«У меня были очевидные политические проблемы с этим парнем. Я страшился этого. Это еще один пример того, насколько красноречив Тим (Бертон). Он делал так, чтобы мой рабочий день проходил гладко. Я входил, будучи в гриме, и там этот парень на постели в гриме. Мы здоровались. Мы репетировали сцену и снимали ее». Рот не заводил с Хестоном никаких подрывных или опасных политических дискуссий. «Я вынужден был быть очень осторожным. Это было неподходящим в рабочее время, и я об этом знал. Я поддерживал все на деловой волне, мы оба старались быть приятными друг с другом, и я просто переходил к другим делам».

В самом конце «Обезьяны» вернули его к детским мечтам относительно актерской игры. «Самой замечательной вещью в этом фильме для меня было то, что это было именно так, как я представлял себе съемки в фильмах, когда играл в ковбоев и индейцев во дворике в 6 лет. Впоследствии ты уже не в таком восхищении от этого, разумеется. Но здесь это было так же, как тогда, когда выбиралось, где сегодня будет плохим парнем».

Не поверите, но Рота иногда выбирали хорошим парнем.

источник

Текст перевода принадлежит johnnytim.com и burtonland.ru, при использовании текста необходимо указывать ссылку на форум и автора перевода. Перевод сделан HELGA

0

496

Статья очень интересная и информативная. Удивил факт влияния Тима Рота на Бертона и на сценарий фильма. Тейд - один из трех основных персонажей фильма. Ни будь он так свиреп, это в самом деле было бы совершенно другое кино.

0

497

"Бэтман" 1989 года - самый влиятельный фильм за последние 25 лет
Автор - Ангус Ховорос

Лето 1989 года изобиловало блокбастерами – ряд высокопрофильных сиквелов лидировали в кассах. Такие масштабные франшизы, как «Индиана Джонс», «Охотники за привидениями» и «Смертельное оружие» предоставили очередные хиты. Но правил этим летом другой фильм. Фильм, о котором ходила масса спекуляций, начиная от стадии препродукции. В этом фильме играл ненадежный с драматической точки зрения актер главной роли, а режиссер этого фильма рассматривался студиями как аномалия. Этот фильм навсегда изменит масштаб «летнего блокбастера» и послужит вдохновением для целых поколений кино. Я говорю о «Бэтмане» Тима Бертона.
Легко проследить влияние «Бэтмана» 25 лет спустя, поскольку экранизации книг комиксов стали практически обязательными в летний киносезон. А в то время это вызвало полярные мнения в прессе. Некоторые люди были достаточно умны для того, чтобы понять, что «Бэтман» обещает быть грандиозным. Другие высказывали сомнения относительно мрачного, зловещего фильма о мужчине, одетого в летучую мышь. Были и те, кто воспринимали Бэтмана исключительно как манерную икону из сериала 60-ых, которую никогда нельзя будет воспринимать всерьез.
Выбор Майкла Китона на главную роль вызвал первую волну скептицизма. До этого он был известен по комедийным ролям в таких фильмах, как «Мистер Мамочка» и «Битлджус». Это поддержало тех скептиков, которые по-прежнему представляли Бэтмана Адамом Уэстом, танцующим бэтуси и использующий спрей от акул. «Бэтман» стал самым культовым блокбастером того года. Этот фильм во многих смыслах стал законодателем кинематографического поп-культурного ландшафта. В один момент фильм лидировал не только в кассах, но и в хит-парадах благодаря саундтреку Принца. Даже саундтрек Денни Элфмана оказался относительно высоко в топ-100 «Биллборда». Полки магазинов были заполнены футболками с эмблемой с летучей мышью. Первый фильм о Бэтмане стал истинным событием. Даже реклама фильма была революционной. Кампания по разжиганию аппетита имела минималистский подход. Ничем не украшенный желтый овал с контуром летучей мыши был наклеен в каждом фойе кинотеатра. Это привлекло внимание поклонников и помогло поддерживать интерес непосвященных.
23 июня 1989 года на экраны вышел «Бэтман» и с тех пор все изменилось. «Бэтман» Тима Бертона был идеальным летним фильмом. Фильмов такого рода до этого не существовало. Бертон привнес свою мрачную готическую эстетику в мир Бэтмана. Когда черный, скульптурный Темный Рыцарь занял сцену, зрителям была представлена новая, современная эра героев из комиксов. 10 лет назад Супермен принес присягу зрителям, имея в равных долях серьезности и зрелищности, рожденный вдохновением комиксов золотого и серебряного веков. «Бэтман» Бертона ухватил более мрачный дух, который приобрели комиксы в середине 80-ых. Трагические герои, беспощадные злодеи и сложная психика, объединяющая и тех, и других.
«Бэтман» Тима Бертона, вероятно, мой самый любимый летний фильм. Идеальная смесь драмы и дизайна. Фильм наполнен множеством замечательных маленьких моментов. Странная, великолепная образность, необычная актерская игра, звуковой ряд, варьирующийся от оркестра в цирковом духе, исполняющего саундтрек Денни Элфмана, до синтезаторов композиций Принца. Китон – идеальный стоический Бэтман. Николсон великолепен в роли Джокера. Сценарий содержит ряд культовых цитат, включая изречения Николсона «Ты когда-нибудь танцевал с дьяволом при лунном свете?» и «Чернила сильнее меча».
25 лет спустя самым удивительным в «Бэтмане» я нахожу то, какое влияние он оказал. Каждым последующий фильм о супергероях в чем-то должен «Бэтману». Вы можете увидеть это в дизайне «Людей Икс», «Ворона», «Сорвиголосы», «Призрачного гонщика». Вы можете слышать это в таких фильмах, 2как «Человек-паук», в которых композиции Элфмана продолжают звучать, как эхо знаменитого саундтрека. Многие образы фильма нашли отражения в очень успешном анимационном сериале. Копий фильма на видеокассетах было продано такое количество, что это навсегда уничтожило пропасть между театральным и домашним выпуском. Было время, когда видеокассета стоила 100 долларов, продавалась только в специализированных магазинах, а у большинства фильмов релиз для домашнего видео осуществлялся спустя шесть и более месяцев после окончания проката в кинотеатрах. «Бэтман» изменил все это. «Бэтман» изменил то, как делаются и продаются  фильмы. Культура романов в картинках приобрела регулярные киноадаптации в качестве летних блокбастеров. Мы живем в то время, когда адаптации книг комиксов являются штампом в кинотеатральном календаре. И каждый из этих фильмов обязан этим «Бэтману».

оригинал

0

498

Helga написал(а):

тех скептиков, которые по-прежнему представляли Бэтмана Адамом Уэстом, танцующим бэтуси


Это НУЖНО видеть: Бэтман танцуэт бэтуси

Посмотрите обязательно. Я не знала, насколько смехотворен в этом смысле был телевизионный образ.

0

499

Helga написал(а):

«Бэтман» изменил то, как делаются и продаются  фильмы.

Разумеется, что после такого успеха, Уорнеры 20 лет целовали Бертона во все места.
Потрясающий фильм, потрясающий опыт. И более всего поражает то, что снял этот шедевр тридцатилетний парень без кинематографического образования.
Кстати, на мой взгляд, композиции Принца звучат очень тускло на фоне фильма.

0

500

Nataly написал(а):

на мой взгляд, композиции Принца звучат очень тускло на фоне фильма.

Согласна с тобой. Но они создают эффект буффонады, подходящей для перфомансов Джокера.

0

501

Интервью Джонни Деппа во время промоушена "Бенни и Джун"

Расшифровка:

- Какова разница между трибьютом [Бастеру Китону] и копированием, имперсонацией?
ДД: Одной из самых главных вещей для меня было то, что это не было что-то вроде биографии Китона, понимаешь. Это был скорее своего рода оммаж Китону, своего рода салют Китон для меня. Я просто немного позависал там и поделал странные вещи немного.

- Когда ты исследовал эти замечательные немые фильмы для работы над этой ролью, что ты чувствовал? Ты сравнивал старые и новые фильмы?
ДД: О, да! То, что делал Китон в 1920-ых годах, -  это то, что по-прежнему остались нетронутыми с той поры, это не может быть сделано в наши дни. У людей сегодня нет этого драйва, этого голода. Люди боятся рисковать, а в фильмах нужно рисковать. Фильмы Китона и его игра, то, что он мог сказать  своими жестами, просто совершив определенное движение или посмотрев определенным образом, двинув глазами определенным образом, то, что он мог сказать тишиной, просто выражением глаз, - это намного больше, чем самые длинные монологи, которые ты можешь выплюнуть из себя.

- Объясни, почему так важно снова найти ту поэтику и ту невинность [немного кино] в наши дни?
ДД: В кино сегодняшнего дня?

- Да.
ДД: То, что они могли делать в то время, делалось в период, когда еще не существовало никаких серьезных знаний о кинопроизводстве, о создании кино. Они просто говорили парню6 У нас тут камера, и нужно снять кое-что. Они просто делали это. Это делалось не с целью зарабоать побольше денег. Китон делал все те вещи без сценариев. Он делал все из своего мозга в тот или иной момент. В наши дни такое огромное количество денег вовлечено в кинопроизводство, это теперь - настолько бизнес, что, как я считаю, в какой-то момент они уже утратили дух спонтанности и дух искусства. В этом нет уже реальности, нет вдохов и выдохов. Все должно быть на определенном месте. Но есть и люди, как Джим Джармуш. Все, что он делает, имеет свежесть, истинную честность. Есть люди, как Скорсезе. Но таких людей в наши дни единицы.

0

502

http://s019.radikal.ru/i636/1407/f0/166c92803956.jpg

Эта розовая резиночка на пальце Джонни вдохновляла авторов статей:

Он снял со своего хвоста  пушистую розовую резинку, превратив ее в кольцо на пальце, и теперь убирает длинные волосы с лица. «Я фрик», - говорит это удивительное воплощение крутого и утонченного, выучившийся самостоятельно парень, бросивший школу, который коллекционирует первые редакции Керуака и Хемингуэя, романтик, который считает себя обязанным заключать помолвку с женщинами, с которыми встречается


По ссылке статья в "Космополитен" 1993

0

503

Helga написал(а):

Фильмы Китона и его игра, то, что он мог сказать  своими жестами, просто совершив определенное движение или посмотрев определенным образом, двинув глазами определенным образом, то, что он мог сказать тишиной, просто выражением глаз, - это намного больше, чем самые длинные монологи, которые ты можешь выплюнуть из себя.

Вот как говорит об этом Тим Бертон:

От Джонни Деппа требовалось не переступить определенную грань. Всегда был риск «переиграть» ли, напротив, «недоиграть». В одной из сцен он должен был произнести единственную фразу, и я боялся, что он не вытянет эпизод. Когда мы его снимали, мне показалось, что Джонни слишком сдержан. Но когда я посмотрел отснятый материал, то пришел в восторг: его глаза горели и говорили красноречивей любых слов. Это была потрясающая внутренняя игра! Простой, понятный каждому зрителю эмоциональный стиль, который он выбрал, как нельзя больше подходил для его героя»,

0

504

Тим часто говорил о Джонни, как об актере, который "что-то такое делает глазами". Играть глазами - необходимость актеров немого кино и то, что не по праву утрачивают в угоду монологам современные актеры.

0

505

Джонни Депп и Чак Вейс
http://s017.radikal.ru/i442/1407/31/0cd01ff2a022t.jpg http://s019.radikal.ru/i605/1407/43/4c46c5136582t.jpg
http://s017.radikal.ru/i437/1407/e2/2904ad1e31bct.jpg
выложено tea-with-johnny13

0

506

Транскрипт программы «Внутри актерской студии» с Джеймсом Липтоном, эфир 8 сентября 2002 года

http://www.johnnytim.com/temaj/gallery/2002/a_e_show/5.jpg

Джонни Депп: Вау! Вау! Я заранее приношу прощения за ужасающий яд, который я собираюсь отведать, так что… (достает сигарету-самокрутку и ищет зажигалку)
Джеймс Липтон: Ты можешь.
ДД: За тебя! Твое здоровье! (поднимает сигарету, имитируя тост)
ДЛ: Расскажи мне, пожалуйста, о твоей фамилии «Депп». Ты знаешь ее происхождение?
ДД: Нет. Я на самом деле не знаю ее происхождения. Но я знаю, что она означает по-немецки.
ДЛ: И что она означает?
ДД: «Идиот».
ДЛ: А теперь вопрос, который поступает чаще, чем я мог бы ожидать на этой сцене. У тебя есть корни коренных американцев?
ДД: Да, вероятно, да. Моя семья из Кентукки. Они были там, ты знаешь, много-много поколений. И моя бабушку…моя прабабушка имела много крови Чероки.
ДЛ: Ты родился в Кентукки?
ДД: Да.
ДЛ: Какова профессия твоего отца, Джонни?
ДД: Мой папа был гражданским инженером и работал в различных городах, ты знаешь, во Франкфурте, и затем он работал… Затем мы переехали во Флориду, и он работал там.
ДЛ: Твоя мать тоже работала?
ДД: Да.
ДЛ: Что она делала?
ДД: Моя мама была официанткой.
ДЛ: Правда?
ДД: Да. Она работала в маленьких дешевых закусочных и все такое.
ДЛ: Как зовут твою мать?
ДД: Бетти Сью.
ДЛ: Ты сказал как-то: «К моим 15 годам мы успели пожить примерно в 20 домах».
ДД: Вероятно, даже больше.
ДЛ: Зачем было столько переезжать?
ДД: Мы были как цыгане, ты знаешь. Мы просто переезжали и переезжали…
ДЛ: Когда у тебя появилась твоя первая гитара?
ДД: Я думаю, мне было около 12 лет.
ДЛ: Как ты учился играть на ней?
ДД: Я украл книгу аккордов. Я на самом деле признаюсь в этом впервые. Я на самом деле украл книгу аккордов. Книгу аккордов «Mel Bay» из супермаркета. Это во многом помогло мне… Ты знаешь, когда тебе 12, 13, 14 лет, то ты ощущаешь себя внутри в полном тупике, и играть на гитаре в некотором смысле помогало мне.
ДЛ: Что ты имеешь в виду под «тупиком внутри»?
ДД: Ну, ты знаешь, ты начинаешь проходить через половое созревание, понимаешь? Я был настолько погружен в свою гитару, что я не заметил полового созревания. Я был как…
ДЛ: Не заметил полового созревания?
ДД: На самом деле, нет, не заметил.
ДЛ: Просто в один прекрасный день оказалось, что оно уже закончилось?
ДД: Я, может быть, все еще прохожу через него. Никто мне не сказал об этом с уверенностью, так что…
ДЛ: Ты говорил, что семья – самое главное для тебя в мире.
ДД: Да.
ДЛ: Почему?
ДД: Ох, по многим, многим причинам. По миллиону причин….Э-э-э…
ДЛ: Назовешь две или три?
ДД: Ну, это твой фундамент. Это твои корни. Это – единственная не зависящая от условий любовь, которую ты имеешь в своей жизни.
ДЛ: Да. Это приносит нам общую тему на этой сцене – развод родителей. Он коснулся моей жизни. Коснулся ли твоей?
ДД: Да. О, да.
ДЛ: Сколько лет тебе было?
ДД: 15.
ДЛ: Это повлияло на тебя?
ДД: Да, повлияло. Был период, когда я был сфокусирован только на своей маме, ты знаешь. Нужно было удостовериться, что с ней все в порядке.
ДЛ: Ты жил с ней после развода?
ДД: Да.
ДЛ: Ты описывал ее так: «Она – самая замечательная леди в мире, лучший друг, самая крутая вещь. Всю жизнь она была официанткой, но я не позволю ей больше обслуживать столики». Она имела большое влияние на тебя тогда, не так ли?
ДД: Она – один из самых умных, самых смешных, самых замечательных людей в мире, которых мне посчастливилось знать. Я имею в виду, она… она… Она, ты знаешь, воистину один из моих лучших друзей.
ДЛ: В какую старшую школу ты ходил?
ДД: Я ходил в старшую школу Мирамара.
ДЛ: И как ты там учился?
ДД: Ну… То того, как я ее бросил, или после?
ДЛ: Как долго ты оставался в ней?
ДД: Я думаю, мне было около 15, когда я ее бросил. Но я вернулся две недели спустя. Я подумал тогда: «Знаете, что? Это безумие, и я должен вернуться». Я вернулся в школу, поговорил с деканом школы, а он мне сказал: «Джонни. Мы НЕ ХОТИМ, чтобы ты возвращался». Да! Он сказал: «Слушай, ты знаешь…» Это было на самом деле очень мило. Он сказал: «Я знаю, что у тебя есть это музыкальное увлечение. Я думаю, ты должен следовать ему. Ты должен. Это твоя страсть, так что тебе следует заниматься этим».
ДЛ: Я понимаю.
ДД: Так я и сделал.
ДЛ: Когда началась твоя музыкальная карьера?
ДД: Я начал играть, ты знаешь, на вечеринках на задних дворах и все в таком духе, где-то в возрасте 13. Когда я был в школе, я начал играть по ночным клубам с моей группой, это уже было как работа, и тебе нужно было… Они уводили тебя через задний  ход. Я играл, а потом…
ДЛ: Потому что ты был несовершеннолетним.
ДД: Потому что я был несовершеннолетним.
ДЛ: Когда и почему ты переехал из Флориды в Калифорнию?
ДЛ: Я уехал с моей группой. Мы искали, ты знаешь, звукозаписывающий контракт и все такое.
ДЛ: И как у тебя получалось?
ДД: В результате мы делали очень, очень интересные разогревы и все такое. Но, ты знаешь, по-настоящему тебе за это не платят. Так что мы все были, ты знаешь, бесстыдно обмануты.
ДЛ: Как ты поддерживал себя?
ДД: Я продавал  ручки по телефону.
ДЛ: Телемаркетинг?
ДД: Да, телемаркетинг.
ДЛ: Как ты это делал?
ДД: Вообще-то, я думаю, это было моей первой актерской работой, на самом деле.
ДЛ: Когда и как музыкант и телемаркетер стал актером?
ДД: Я шел по Мелроуз, я был с одним из моих друзей… Николасом Кейджем… И Ник сказал: «Я думаю, ты мог бы быть актером» или «Ты – актер» - что-то вроде этого. И сказал: «Поэтому я думаю, что тебе следует встретиться с моим агентом. И она послала меня на встречу с Аннет Бенсон, режиссером кастинга. Она набирала актеров в «Кошмар на улице Вязов». И тогда Аннет попросила меня пойти на пробы для Веса Крейвена. Я пошел, и они попросили меня делать этот фильм, ты знаешь.
ДЛ: Какая у тебя была роль в «Кошмаре на улице Вязов»?
ДД: Я играл Глена.
ДЛ: И что же случилось с Гленом?
ДД: Меня засосала кровать. Не очень-то большое дело: телемаркетера засосала кровать. Первые несколько фильмов я сделал просто как способ поддерживать мою привычку быть музыкантом.
ДЛ: Тебя впечатлил тот факт, что ты был во «Взводе» - этом очень большом фильме?
ДД: Ну, «Взвод» был как… Это был, вероятно, первый раз, когда я сказал: «Окей, теперь я актер».
ДЛ: Что с тобой произошло, когда ты вернулся с Филиппин? Это было то время, когда появился «Джамп Стрит 21»?
ДД: Да.
ДЛ: Был ли сериал удовлетворяющим опытом?
ДД: Это был ужасающий опыт обучения, скажу я тебе. Это было замечательное образование для актера.
ДЛ: Как долго ты был в нем?
ДД: Три с половиной года. Четыре сезона, да.
ДЛ: Не секрет, что за это время Джонни стал идолом подростков. Вероятно, для некоторых людей, что сейчас в этом зале. Было ли тебе легко нести этот образ идола подростков?
ДД: О, нет. Они хотели, чтобы я оставался на той дороге, определенно. Это было так странно, потому что меня превратили в проект, который, ты знаешь, не имел со мной ничего общего.
ДЛ: Чем для тебя продиктован твой выбор ролей?
ДД: Ты знаешь, это элемент сюрприза. На самом деле.
ДЛ: Не секрет, что сегодня около этой студии мы имели самую огромную толпу фанатов за последние лет восемь. Здесь был небольшой бедлам, люди пытались проникнуть внутрь.
ДД: Я думаю, это какая-то ошибка.
ДЛ: Вовсе нет.
ДД: Может быть, неправильное написание?
ДЛ: Нет, я думаю, что это связано с тем, о чем мы только что говорили. Ты избегал той тропы, за которую дерутся 99,8 процентов актеров, потому что она ведет к традиционным главным мужским ролям. Это было намеренно? Я имею в виду, ты выглядишь куда лучше, чем я…
ДЛ: Сказать это очень мило с твоей стороны.
ДД: Это настолько намеренно, насколько я только мог. Ты можешь легко ступить на эту тропу. И я уверен, что тебе роль за ролью предлагали те, которые требовали мужской красоты. Но ты сознательно выбрал другой путь.
ДД: Некоторые люди называют это глупостью!
ДЛ: Ну, никто в ЭТОЙ комнате сейчас так не считает.
ДД: Мне было так некомфортно быть продуктом, быть чьим-то продуктом. Я не мог выносить это. Это было как клаустрофобия. Поэтому я поклялся себе, что я не стану… что я выберу свой собственный путь, с которого я не сверну, и что если я провалюсь, то могу всегда вернуться к игре на гитаре или закачке газа.
ДЛ: По твоим фильмам можно сказать, что у тебя зависимость от неудачников.
ДД: Я заинтересован, глубоко заинтересован в человеческом поведении, ты знаешь, в том, что делает людей теми, кто они есть, что заставляет людей нервничать, эти их маленькие нервные жесты. Сейчас я  абсолютно полон всем этим. А неудачники… Я не знаю. Просто люди, которые рассматриваются как ненормальные и изгои, которых не принимает общество или…
ДЛ: Аутсайдеры.
ДД: Просто люди, которых общество не считает нормальными.
ДЛ: Ты как-то сказал: «Я еще даже не родился. Я все еще пытаюсь. Я все еще в процессе схваток. Я не хотел бы когда-либо попасть туда, где я буду полностью удовлетворен».
ДД: Да. Я думаю, что удовлетворение… полное удовлетворение своей работой – это смерть для актера.
ДЛ: Я бы сказал, что один из самых четких примеров того, как Джонни Депп сломал шаблоны, - это «Эдвард Руки-ножницы».
ДД: О, я прочитал сценарий и был просто уничтожен, мужик. Просто уничтожен… Это была одна из самых красивых вещей, что я когда-либо читал, это был не просто сценарий. И когда я читал его, я знал Эдварда. Я просто знал это универсальное чувство, ты знаешь, чувство, что ты не подходишь.
ДЛ: Есть ли Джонни Депп в Эдварде Руки-ножницы?
ДД: Да, конечно. Любой персонаж, которого ты собираешься сыграть, должен быть построен на истине, в нем должна быть честность, исходящая из истины внутри тебя. Во мне много от Эдварда, а в нем – много от меня.
ДЛ: Несколько раз за твою карьеру ты затронул тему немого кино. В Эдварде есть бесстрастность, которая характерна звездам немого кино.
ДД: О, спасибо.
ДЛ: Китон…
ДД: Китон – один из моих героев. В плане немого кино… Эти парни… В немых фильмах актеры должны были говорить своим телом и глазами, так же и с Эдвардом.
ДЛ: Ты начал карьеру с великим режиссером, с Тимом Бертоном…
ДД: О, да…
ДЛ: Как вы работаете вместе?
ДД: О, Боже, с Тимом – это как быть дома, ты знаешь. Как когда ты возвращаешься домой. Комфорт, доверие, ты знаешь, - это одна из самых важных вещей между актером и режиссером.
ДЛ: Расскажи для наших студентов здесь, как ты готовишься к роли? Как ты начинаешь?
ДД: Я думаю, что самый главный дар, который мы, люди, имеем, - это наши инстинкты. Изначальное ощущение, которое у тебя появляется относительно чего-либо. Я думаю, это замечательный дар и иногда мы опираемся на него. Когда я читаю сценарий, у меня начинают появляться эти вспышки, вещи, образы…
ДЛ: Визуальные образы…
ДД: Да, визуальные образы или люди, которые интересуют меня, или что-то, что я хочу исследовать в личности, которого я когда-то где-то видел. Например, в случае с Эдвардом Руки-ножницы ко мне пришли две вещи: образ новорожденного младенца и образ собаки, которая была у меня в детстве. Любовь, не зависящая от условий, и то, как собака… Даже если он сделал что-то не так и ты его поругал, он идет в угол, но в  ту же секунду, как ты его позовешь, он уже около тебя, веселый и полный любви. Да, эти образы. И потом я делаю заметки, которые впоследствии становятся ингредиентами для персонажа. Изначально ты используешь их все, они становятся фундаментом. А уже потом ты позволяешь себе приятные сюрпризы – узнать, что получится, когда ты уже делаешь это при помощи доступных стимулов. Ты просто живешь этим моментом.
ДЛ: Ты отсматриваешь ежедневный отснятый материал?
ДД: Нет, нет, нет. Это ужасающе. Нет. Нет.
ДЛ: Когда твой фильм окончен, ты можешь сесть вместе зрителями в кинозале и насладиться фильмом, как любой из них?
ДД: Это невозможно. Никак.
ДЛ: Никогда?
ДД: Никогда.
ДЛ: Есть твои фильмы, которые ты никогда не смотрел в кинозале?
ДД: Есть некоторые.
ДЛ: Ты не смотрел их даже в редакторской?
ДД: Я не видел ни одного кадра из них. Да.
ДЛ: На самом деле?
ДД: Да. И в этом нет никакого неуважения к создателям фильма и режиссерам. После того, как моя работа сделана, после того, как тебе говорят «ты отснят», уже совершенно не мое дело, что они будут дальше с этим делать. Я предпочитаю просто удалиться.
ДЛ: Здесь у нас была беседа с Мартином Ландау…
ДД: Хороший человек!
ДЛ: Да! …и с Джессикой Паркер об этом замечательном фильме о худшем режиссере всех времен, «Эде Вуде». Как ты отреагировал, когда тебе была предложена роль? Ты сказал «да»?
ДД: Да, о, да. Тим позвонил мне в один вечер и сказал: «Сценария нет», а я сказал:«Я согласен. Конечно, я согласен».
ДЛ: Ты многое знал об Эде Вуде?
ДД: Я немного знал об Эде Вуде от Джона Уотерса и, да, на протяжении лет я видел некоторые его фильмы.
ДЛ: Эд Вуд был, вероятно, худшим режиссером в мире, но у него была такая сильная страсть к фильмам, верно? Он был некомпетентным алкоголиком-трансвеститом. И ты надевал женскую одежду для этого фильма. У тебя много сцен в этой милой юбочке…
ДД: Да.
ДЛ: … и в свитере из ангоры…
ДД: Да, да.
ДЛ: Это было весело?
ДД: Конечно, ты знаешь. Да. Одеваться в женское и не получать за это осуждение? Получать за это деньги? Да. Я думаю, что я вдыхал больше ангоры, чем носил на себе.
ДЛ: Сколько в Эде Вуде создано тобой, твоей душой и твоими стараниями?
ДД: Сохранилось очень мало видеоматериалов с Эдом в качестве Эда.
ДЛ: Да.
ДД: Поэтому это был тот случай, когда ты полагаешься на свои инстинкты и образы, которые приходили в мою голову, когда я работал над этим.
ДЛ: Что это за образы?
ДД: Там были три составляющие.
ДЛ: Какие?
ДД: Слепой оптимизм Роналда Рейгана.
ДЛ: Окей, Рейган, хорошо.
ДД: Энтузиазм Оловянного Человека из «Волшебника страны Оз».
ДЛ: В самом деле!
ДД: Да. И Кейси Кейсем.
ДЛ: Окей! Ты обычно играешь, как говорят актеры, приходящие сюда, изнутри себя, либо же исходя из того, что извне – образы, фото?
ДД: Я думаю, образы внутри меня. Я имею в виду, что эти вещи гнездятся в моем мозгу и влияют на мои эмоции. Так что и то, и то.
ДЛ: Оба способа.
ДД: Фундамент, который ты выстраиваешь для персонажа, идет извне, а уже потом ничто не поможет тебе больше, чем поместить себя в кожу и гардероб персонажа…
ДЛ: Особенно в случае с Вудом!
ДД: Да, точно. Лифчики, о, да…
ДЛ: Самые эффектные и трогательные сцены в фильме – между Эдом Вудом и Белой Лугоши, то есть между тобой и Мартином Ландау.
ДД:  Возможность работать с Мартином Ландау была настоящим даром. Особенно после того, как я был в «Гилберте Грейпе», который припал на очень трудное время для меня, внутри моей кожи и внутри моего мозга. Работа с Мартином восстановила мою веру в эту работу и в процесс. Он такой замечательный, такой чистый, такой искренний.
ДЛ: Я согласен с тобой.
ДД: Так что это было настоящим даром.
ДЛ: Твоя склонность к ролям чудаков привела тебя к роли в «Дон Жуане Де Марко»?
ДД: Да. Я еще не видел этого персонажа таким до этого.
ДЛ: Это человек, который СЧИТАЕТ, что он Дон Жуан. Парень, которого ты сыграл, все же безумен или нет?
ДД: Мое решение заключалось в том, что он абсолютно не безумен.
ДЛ: И в конце фильма твой психиатр соглашается с этим.
ДД: Да.
ДЛ: Каково было играть сцену за сценой такого рода с Брандо?
ДД: Самой важной вещью, которой я научился после работы с Брандо, было умение сохранить невозмутимое лицо. Это практически невозможно было. Большинство сцен просто невозможно было сыграть, не разразившись смехом.
ДЛ: Из-за того, что твой персонаж смешной, или потому что Марлон смешной?
ДД: Потому что Марлон невероятен. Невероятен. Он убивал меня. Он просто убивал меня.
ДЛ: Вы сблизились на этом фильме?
ДД: Он стал замечательным учителем для меня, замечательным ментором и замечательным другом.
ДЛ: Что привлекает тебя в странных шляпах?
ДД: Странных шляпах?!
ДЛ: Ты носил парочку таковых.
ДД: Я не знаю. Может быть, я читал слишком много книг Доктора Сьюза в детстве. На самом деле, я никогда не задумывался на эту шляпную тему.
ДЛ: Ты привязан к тому, чтобы носить длинные волосы в фильмах? Тебе комфортно с длинными волосами или это не имеет значения?
ДД: Я всегда думал - вероятно, это очень тупо – что если твои волосы длинные, то ты спрятан. Что ты тогда невидим, понимаешь? И люди не могут…
ДЛ: Ты сейчас невидим, скажу я тебе. Я не вижу один из твоих глаз.
ДД: Я не знаю, но это всегда было так. А теперь у меня есть дочь, которой два с половиной года, которая не позволила бы мне обрезать волосы.
ДЛ: Я хочу спросить тебя об этом замечательном фильме под названием «Донни Браско». У этого фильма масса достоинств, но два бесспорных – Аль Пачино и Джонни Депп. В этом фильме Аль носил шляпу.
ДД: Да.
ДЛ: Я хочу знать, как парню, который родился в Кентукки и вырос во Флориде, удался нью-йоркский акцент?
ДД: Ну, мне очень повезло провести много времени с настоящим Донни Браско, с Джо Пистоне. Я думаю, ему стало дурно от меня, потому что я его преследовал.
ДЛ: Это такой хороший фильм и такой хороший портрет.
ДД: Самым важным для меня на фильме «Донни Браско» было то, что настоящий Донни Браско, Джо Пистоне, был так щедр со своим временем, со своим прошлым, со мной. Результат, который у меня получился, был для того, чтобы он был счастлив.
ДЛ: Я это вижу.
ДД: Потому что он это прожил, а я это играл. После всего этого ему нужно было с этим жить, и его семье нужно было с этим жить, до конца жизни. Я был очень тронут тем, что им понравилось.
ДЛ: Чьей была идея сделать фильм «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»?
ДД: Я немного знал Хантера Томпсона. Когда я делал «Донни Браско», мне позвонил Хантер и спросил: «Хочешь сыграть меня в этом вегасском фильме?» Вот так. И я сказал: «Ну, ты знаешь, да. А сценарий есть? Я получаю на это твое благословение?» Он ответил «да». И все было решено.
ДЛ: Кто привлек к фильму Терри Гиллиама?
ДД: Моя агент на протяжении многих-многих-многих-многих лет, Трейси Якобс. Она – смелая душа. Она назвала имя Терри, она позвонила ему.
ДЛ: Как ты готовился к фильму? Хантер Томпсон значительно помогал тебе?
ДД: Да, очень помогал. В один прекрасный момент возникла ситуация, в которой у меня не было другого выбора, кроме как найти его и переехать к нему жить.
ДЛ: Ты играл его.
ДД: Да, я играл Хантера. Поэтому мне нужно было найти способ, как украсть его душу. Ох… Я жил в его подвале, который он называет «подземелье», несколько месяцев.
ДЛ: Неудивительно, что ты стал Хантером Томпсоном!
ДД: *смеется*
ДЛ: Он брил твою голову?
ДД: Хантер брил мне голову, на самом деле.
ДЛ: В самом деле?
ДД: Да.
ДЛ: Вы двое смотрели в зеркало, пока не стало выглядеть верно?
ДД: Я вообще не смотрел в зеркало. Я был в смертельном страхе. У Хантера на голове была каска шахтера с фонарем, мы были в его кухне, ты знаешь, и он брил мою голову.
ДЛ: В фильме есть две экстраординарных сцены употребления наркотиков с тобой и Бенисио Дель Торо.
ДД: Ага.
ДЛ: Насколько эти сцены были импровизированы вами двумя? Я не могу поверить, что все это было прописано в сценарии. Вы двое абсолютно сошли с ума.
ДД: Главным в сцене были диалоги, и мы просто немного поиграли с ними.
ДЛ: Ты воссоединился с Тимом Бертоном для «Сонной Лощины». Было много Икабодов Крейнов. Твой набор элементов для персонажа: его манеры, его аккуратность, его элегантность, даже утонченность.
ДД: Я видел Икабода как девочку-подростка, ты знаешь. И частично как Анджелу Лансбери.
ДЛ: Он такой педант!
ДД: Да. Икабод Крейн, девочка-детектив.
ДЛ: Ненси Дрю выросла.
ДД: Да. Вечный период полового созревания для Икабода Крейна. Я был уверен, что меня уволят во время съемок из фильма.
ДЛ: Что??????
ДД: Я был абсолютно убежден, что «Парамаунт» уволит меня через две-три недели после начала съемок в таком ключе. Я был полностью убежден.
ДЛ: Из-за того, что ты делал?
ДД: Да. Я играл главную мужскую роль в очень дорогостоящем фильме как девочку препубертатного периода. Но Тим спас меня. И Скотт Рудин спас меня.
ДЛ: Ты был чудесен. Мне понравилась твоя препубертатная девочка.
ДД: Спасибо!
ДЛ: Ты вернулся к Лассе Холлстрому на «Шоколаде».
ДД: Да.
ДЛ: Что ты играешь в этом фильме?
ДД: Я играю парня по имени Ру, и он… Ну, мне объяснили, что он цыган. Но я вижу его скорее как бродячего музыканта. Как скитальца.
ДЛ: Расскажи мне о работе с Жюльет Бишон.
ДД: Это такая сила, ты знаешь…
ДЛ: Она – сила?
ДД: Она – сила. Она удивительно посвящает себя работе, моменту.
ДЛ: Где ты сделал свой дом?
ДД: Я жил во Франции последние несколько лет, так что я живу между Францией и Штатами.
ДЛ: Что заставило тебя выбрать Францию?
ДД: Я думаю, это она выбрала меня. Хе-хе. Я поехал делать этот фильм с Романом Полански, и пока я был там, я встретил мою девочку, Ванессу, и…
ДЛ: Ее фамилия…
ДД: Паради. И, хм… все было кончено. Ты знаешь, все было кончено. И я случайно так и не покинул страну.
ДД: Быть влюбленным и во Франции – это благословение.
ДД: Не уступает и ребенок.
ДЛ: Как зовут твоего ребенка?
ДД: Лили-Роуз.
ДЛ: Ты сказал не до конца.
ДД: А… Лили-Роуз-Мелоди Депп. Так?
ДЛ: Да, Мелоди. Откуда это?
ДД: Мелоди – из песни великого французского композитора и автора песен, Сержа Генсбура, который…
ДЛ: «Мелоди Нельсон»?
ДД: «Мелоди Нельсон», да. «Баллада о Мелоди Нельсон».
ДЛ: Несколько наших госте й рассказывали о тех новых перспективах, которые дало им в жизни рождение ребенка. Это частая тема. Лили-Роуз повлияла на тебя?
ДД: Это было так, словно огромная вуаль спала, ты знаешь, с моих глаз. Это… Это… Все было… Вся твоя жизнь никогда не была в фокусе, ты знаешь, и внезапно – БУМ! – изображение стало четким. Это один из тех моментов, когда ты просто думаешь: «Ого!» Это и есть жизнь. Я понял ее, ты знаешь.
ДЛ: А сейчас один из самых важных вопросов за 8-летнюю карьеру – значение тату. Билли Боб Торнтон, который тоже был в этом кресле, имеет их 11. Лично мне не позволено их иметь по причинам, которые я сегодня не намерен разглашать. (Красноречиво смотрит на свою жену в студии). Но мы это не обсуждаем. Сколько их у тебя?
ДД: О боже, я точно не знаю. Я думаю, их у меня примерно… Может быть, 9? Или 10? Что-то в этом роде.
ДЛ: *в зал* Ну можно одно крохотное тату, Кедакай? Нет? Или может быть? (Она сначала произносит «Нет», затем «Может быть»). Что это на твоей правой руке?
ДД: Здесь? Здесь написано «Вино навсегда».
ДЛ: Но ты не вино!
ДД: Откуда ты знаешь?
ДЛ: Я не настаиваю. У тебя есть индейская кровь. Почему ты отметил это?
ДД: Для меня… Это было мое первое тату, которое я сделал в 17 лет. Я сделал его в честь моего дедушки. Чтобы помнить моего дедушку.
ДЛ: Наследие чероки.
ДД: Да.
ДЛ: Потрясающе! На твоей левой руке сердце. Чье имя на нем?
ДД: Бетти Сью.
ДЛ: Ох, это так изящно. Еще на твоей левой руке есть что-то, что похоже на «Е» или на цифру 3. Что это?
ДД: Это цифра 3.
ДЛ: Мне дозволено знать, что это значит?
ДД: Это тату сделал один мой друг, я сел на его стол и сказал: «Нанесешь сюда цифру 3»?
ДЛ: * в зал* Ну вот видишь, это так легко, Кедакай! Окей. Поскольку мы находимся в Актерской Студии Школы Драмы Университета и здесь сидят все эти студенты, которые готовятся получить их степень мастера в актерском деле, я бы хотел, чтобы ты рассказал нам о том, какую актерскую подготовку ты прошел.
ДД: Ну, только самую начальную. Я отправился в Лофт Студио в Ла-Бри, Лос-Анджелес. Это где Пегги Фьюри и Билл Трейлор.
ДЛ:  Пегги была еще жива, когда ты был там?
ДД: Пегги была жива, да. Хорошая женщина.
ДЛ: Замечательная женщина!
ДД: Да.
ДЛ: Замечательный член Студии.
ДД: Да. Я учился у парочки… Я немного учился у Сандры Сикэт.
ДЛ: Она преподавала в этой программе.
ДД: Была эта замечательная книга под названием «Актерская игра старой школы». Двайта Эдварда Исти, да? Она была потрясающей. Это было откровением. Но потом я прочел книгу «Пожалуйста, никакой игры» Эрика Морриса, и она, наверное, дала мне перспективу, ты знаешь.
ДЛ: Когда ты снимаешься, ты используешь плоды той работы?
ДД: О, да. Я имею в виду, это как… это своего рода… похоже на то, как я смотрю на религию, ты знаешь. В случае с религией ты выбираешь  ты вещи, которые для тебя подходят. Так и с работой: я беру что-то от Станиславского, что-то от Страсберга, что-то от Эрика Морриса, что-то из замечательной книги Майкла Чехова «Актеру».
ДЛ: Ты делаешь ставки.
ДД: Я вкладываю все это в мою работу, да.
ДЛ: Мы начнем наш урок из опросника великолепного Бернара Пиво. Джонни, какое твое любимое слово?
ДД: «Почему».
ДЛ: Какой твое самое нелюбимое слово?
ДД: «Нет».
ДЛ: Что тебя оживляет?
ДД: Дышать.
ДЛ: Что тебя вводит в тоску?
ДД: Не дышать.
ДЛ: Какой звук или шум ты любишь?
ДД: Голос моей дочери.
ДЛ: Какой звук или шум ты ненавидишь?
ДД: Пылесос.
ДЛ: Какое твое любимое бранное слово?
ДД: О боже… Тут может открыться множество возможностей…
ДЛ: Да.
ДД: Я не хочу их смешивать.
ДЛ: Точно.
ДД: Я думаю, самое выразительное слово – дерьмо.  Оно хорошо срабатывает.
ДЛ: По-французски, может быть, даже еще лучше.
ДД: Да, да. Это слово говорит о многом, а во Франции она говорит так много, как нигде больше.
ДЛ: Какую бы профессию кроме своей собственной ты хотел освоить?
ДД: Я думаю, писательство.
ДЛ: А какую бы профессию ты категорически не хотел осваивать?
ДД: Президент Соединенных Штатов.
ДЛ: Джонни, если Бог существует,  то какое бы ты хотел услышать слова из уст Бога, когда ты прибудешь на небеса?
ДД: «Вау!»
ДЛ: Я думаю, ему будет вторить хор ангелов. Итак, вопросы от наших студентов.
Студент 1: Привет. Меня зовут Козьмин. Я учусь на втором курсе режиссуры. Я хотел бы спросить тебя кое о чем. Ты упоминал ранее, что некоторое время провел с румынскими цыганами.
ДД: Да.
Студент 1: Я сам румын. Чему ты от них научился – мастерству или жизни?
ДД: Жизни. Это замечательные уроки жизни. Эти парни...они по-настоящему знают, что такое жизнь. Я не имею в виду, что для них это бесконечный фестиваль или бесконечная вечеринка. Я имею в виду, что эти ребята живут каждым настоящим моментом. Вот когда Джеймс чуть раньше спросил меня о чем-то… ох, я не помню… что-то вроде моего любимого занятия, я сказал «дышать». Мы забываем о том, что каждый наш вздох нам дан. Каждый наш вздох – это великий дар, но мы никогда не отдаем дани уважения этому.  А эти парни, мои цыганские братья, высоко ценят каждую секунду каждого дня, каждый их вздох. Ты знаешь эту песню! Я думаю, я научился у них этому.
Студент 2: Привет, Джонни. Я Памела. Я учусь на первом курсе сценаристики. Моим вопросом движут многие вещи. Я не хочу, чтобы они были неверно истолкованы до того, как я закончу вопрос.
ДД: Окей!
Студент 2: Ты играл трансвестита, и ты очень глубоко любишь свою мать. Еще более интригует то, что…
ДД: На что это ты намекаешь???
Студент 2: Я пишу для таблоидов, а это уже обложка! *смеется* Итак, еще более интригует то, что Дин Липтон говорил о бремени твоей красоты, а ты говорил о том, чтобы быть продуктом маркетинга. Чаще всего это доводится переживать женщинам. Поэтому мне интересно, сыграл ли бы ты когда-либо женский персонаж?
ДД: Определенно. Почему нет? Ты знаешь, я бы хотел сыграть женщину. Определенно. Да. Ты знаешь, самым сложным при игре в женской одежде было именно нижнее белье. С этим нужно много работать, и это развило во мне… Ты знаешь, до «Эда Вуда» у меня было большое уважение к женщинам, но после «Эда Вуда» оно стало монументальным. Все это: лифчики, комбинации, обувь. Да, я сделал бы это снова, определенно. Ты знаешь, когда ты приветствуешь ребенка в этом мире, становишься свидетелем  рождения твоего ребенка после периода в девять месяцев, ты осознаешь, что нет никаких сомнений в том, что женщины – это более сильный пол. Без сомнений. Любой мужчина, который должен был бы вынашивать ребенка девять  месяцев, загнулся бы еще где-то на втором месяце. Да, безнадежно. Это труд. Да, я определенно хотел бы исследовать это еще больше.
Студент 3: Привет. Я Таня. Я учусь на 3 курсе актерского мастерства. Я выпускаюсь в этом мае.
ДД: Поздравляю!
Студент 3: Спасибо! Как и целая группа нас. Это чудо! Есть ли какой-то совет, которым ты бы хотел поделиться с нами. Не только о том, чего ожидать, но и о том, как нам начать этот новый мир от рождения нашей актерской карьеры. А еще, если ты не возражаешь, мог бы ты поделиться историей твоих ботинок? Я полностью заворожена ими.
ДД: Это мои старые друзья. Старые приятели. Мы через многое прошли вместе. Итак, начнем. Самым важным советом, что я когда-либо получал, был совет от моей мамы. Когда я был маленьким ребенком, был другой ребенок, который издевался надо мной в школе. И она сказала: «Окей, я скажу тебе, что делать. Над тобой издевается этот ребенок. Если он тронет тебя, ты берешь первый попавшийся камень или что-то еще, что попадется тебе, и опускаешь на него». Так я и сделал. И я почувствовал себя лучше. Сработало. Для меня это было большим уроком, потому что кто-то внедрился в мое личное пространство, в мою личность, делал против меня то, чего я не хотел. И вот я взял в руки контроль над ситуацией, и это сошло мне с рук. И много лет спустя, после того, как меня превратила в продукт очень большая корпорация, когда они, ты знаешь, тронули меня, а я не мог убежать, я пообещал себе, что буду двигаться вперед и сделаю все для того, чтобы не идти на компромиссы и все такое, чтобы не позволить им тронуть меня. Так что лучший совет, который я могу дать – двигаться вперед, срать на то, что другие о тебе думают. Просто двигаться вперед и делать то, что ты должен делать.

оригинальный текст
перевод HELGA
при использовании текста перевода ссылка на форум и указание автора перевода обязательны

0

507

Интервью с Тимом Бертоном, декабрь 2014

*Тим поправляет волосы*
- Ты можешь пока делать это.
Тим: Окей!
- Итак, рад видеть тебя снова.
Тим: Рад видеть тебя снова.
- Сейчас тебе уже ближе к 60-ти, нежели к 50-ти.
Тим: Спасибо большое, что напомнил!
- А ты по-прежнему чувствуешь себя любопытным мальчишкой?
Тим: Возможно, ты это тоже переживал. Я чувствую, что чем старше я становлюсь, тем инфантильнее я. Ты знаешь... Мне кажется, что сейчас со мной происходит ментальный регресс.  Мне сейчас лет 13. Или 12, или 13. Я думаю, что всю жизнь ты всегда чувствуешь себя одинаково. Я всегда чувствовал себя определенным образом. Ты замечаешь, что что-то изменилось, только когда твое тело начинает чаще подводить тебя. Только в этом случае. А помимо этого я не чувствую изменений. Иногда в детстве мне казалось, что мне уже 80. Разницы я не чувствую.
- Это как впадать в детство?
Тим: Я понимаю этот термин. Когда ты становишься старше, ты регрессируешь на другой уровень. Это так интересно.
- Работа изменилась для тебя?
Тим: Я всегда рассматриваю это одинаково. Я не отношусь к этому на интеллектуальном уровне. Я никогда ничего не планирую заранее, потому что я не знаю, как буду себя чувствовать через год, или даже через 6 месяцев. Каждый проект ты взвешиваешь эмоционально, соединяешь с собой на эмоциональном уровне. С "Большими Глазами" много причин: то, что ты вырос среди этих картин, и сама история, и то, что Скотт и Ларри делали "Эда Вуда". После работы на больших крупнобюджетных фильмах было мило сделать независимый фильм с маленьким бюджетом. Ты словно перезаряжаешься и вспоминаешь, почему именно ты полюбил делать фильмы.
- Это полностью отличается, например, от "Алисы"?
Тим: "Алиса"... Это было сложно. Мне трудно объяснить, как этот фильм вообще был сделан, потому что в нем нет единственной техники, техники встраивались одна в одну. Мне везло, если хотя бы один актер был на площадке. Все потом добавлялось и менялось. Это не был только один захват действия, там была и анимация и все такое. Это был самый страшный опыт, что я имел, потому что я не видел фильма до того момента, как он был выпущен. Потому что фоны добавлялись вплоть до последнего момента. В случае с "Большими Глазами" это было... Ты скорее думал, как заставить Ванкувер выглядеть, как Сан-Франциско! Мы работали очень быстро, меняли локации по несколько раз в день. Бесконечно: "А сколько стоит это? А вот то?" И это маленькая команда. Эта энергия отличается от энергии других фильмов.
- Но это было хорошо, как перезарядка?
Тим: О, да! Это было здорово. И после такой перезарядки я научился многим вещам, которые теперь, я думаю, смогу применить к студийным фильмам. Это новая энергия, умение добывать максимальное количество ресурсов для фильма. Это составляет часть радости от создания фильма.
- Ты чувствуешь изменения в киноиндустрии в последнее время? Стало меньше драм, "старое кино" считают мертвым.
Тим: Да. Эти вещи изменились. Всё любят категоризировать. Появилось три-дэ, и теперь считается, что всё должно быть в три-дэ. Люди обожают полярные мнения: "Всё, киноиндустрия умерла". И все такое. А на самом деле нет. Просто приходят новые вещи. Лично мне не хватает на киностудиях людей, которые произошли из отрасли кино. Это самое неприятное. Все стало слишком корпоративным. Мне не хватает этого. Когда я работал с представителями студии на "Кошмаре", то это были кинопарни. Мне не хватает этого. Когда я работал с продюсером Ричардом Зануком, я почувствовал изменения в воздухе. Его отец начинал и вел студию "Фокс" тогда, но поначалу никто не знал, кто он! И думал: "О-оу, мы все в беде".
- Он стал концом той эпохи.
Тим: Такого рода вещи печальны, потому что это показатель того, что... Я любил работать с ним, потому что но все делал для людей, все делал для фильмов, он так любил это. Это было как странная делающая фильм семья. Так что да, ты скучаешь по этому... Но в то же самое время, когда ты делаешь фильм, самое главное - создавать что-то, даже если вокруг происходит все это. Это прекрасный аспект. Это как твоя странная семья, делающая фильм.
- Люди воспринимают тебя как борца с традиционными обычаями. И создается впечатление, что ты создал вокруг себя эту киносемью, в том числе из представителей студий, чтобы укрепиться в этом стремлении.
Тим: Это всё люди, которые делают фильмы. И все они здесь для того, чтобы сделать что-то вместе. Это как большая дисфункциональная семья. У меня были итальянские друзья, у которых были очень большие дисфункциональные семьи, так что... У меня никогда такой не было. Я был одиночкой. Когда ты делаешь фильм, вас всех крепко объединяет стремление сделать что-от одно вместе, и это довольно волнующе.
- Скотт и Ларри сказали, что у них ушло примерно 11 лет на этот замысле...
Тим: Со мной такое тоже происходило. Я помню, что с "Кошмаром" это было примерно десять лет до того, как он начал осуществляться. Нужно правильное время, и чтобы все элементы встали на свое место. Ты все чаще и чаще слышишь о том, что на осуществление фильма уходит десять лет. Иногда уходит десять на дрочку... *показывает правой рукой жест мужской мастурбации*  В случае с "Большими Глазами" ты в один момент обнаруживаешь, что все на своем месте, и кричишь: "Быстро!!! Срочно делаем это!!!" Ты просто ждешь момента. Так что да, они работали над этим фильмом очень долго.
- Это небольшой фильм, который ты сделал между большими фильмами. Мне кажется, что у тебя есть тенденция делать именно так.
Тим: Иногда у тебя так много времени на то, чтобы думать о чем-то, что ты сам себя вводишь в безумие. А есть что-то, что можно просто сделать очень быстро. Может быть, именно так и бывает. Но это настоящая радость *имитирует звук большой скорости* - быстро впрыгнуть в это и сделать это.
- Ты видишь в фильме много вещей, которые ты теперь хотел бы сделать иначе?
Тим: У меня проблемы с просмотром любых моих фильмов. Я стараюсь не думать... Я знал одного парня, режиссера, который начинал: "Ох, хотел бы я поместить сюда эти новые спецэффекты, обновить этот фильм". Для меня это как мемориальная капсула.  Ты принимаешь свои фильмы с их достоинствами и недостатками. Это часть того, чем они являются.
-  Твой "Бэтман" стал концом докомпьютерной эпохи.
Тим: Есть замечательные вещи, которые ты можешь сделать при помощи компьютерной графики. Но это как с трюками. Когда ты видишь настоящие трюки, настоящие машины, настоящих людей, падающих со зданий, это дает энергию. И неважно, насколько хорошо это сделано. Когда это только компьютерная графика, ты теряешь человеческую связь с этим. Я много использовал и использую компьютерную графику, но я всегда говорю с командой фильма о том, можем ли мы сделать какой-то элемент с живой игрой. И если мы можем, то мы делаем. Так было с "Алисой". Я не использовал только одну технику, например, захват действия. Я смешивал его с анимацией, со всем - это была полная смесь техник. Ты стараешься использовать правильные техники для каждого фильма. С "Большими Глазами" было особенным удовольствием сфокусироваться только на актерах и на команде.
- Там нет особенной художественной постановки. Дом - уже персонаж, и так далее...
Тим: Да! Абсолютно! Как я уже сказал, самой большой проблемой было заставить Ванкувер выглядеть, как Сан-Франциско. Но в этой задаче радость.
- Ребята, а вы немного подкрасили небо? Или линзу?
Тим: Нет.
- А выглядит, как будто подкрасили.
Тим: Нет. Нет. Мы этого не делали. Одной из вещей, о которых я беседовал с Бруно, оператором, было то, что мы не хотели слишком обрабатывать фильм. По какой-то причине в моей голове постоянно были фильмы Марио Бавы и его цветовые схемы. Я не знаю, почему. Я думаю, потому что картины имели эту странную, зловещую, яркую, но слегка пугающую палитру. Я думаю, поэтому я думал о фильмах Бавы. Эти цветовые схемы каким-то образом связаны.
- Хичкок?
Тим: Немного, да. И в том, что это Сан-Франциско, и в этом обсессивном состоянии, и в этих дисфункциональных отношениях - все это казалось мне немного хичкоковским.
- Сценаристы сказали, что их сценарий менялся на протяжении лет. Ты надеешься, что последняя версия - лучшая?
Тим: Здесь комбинация всего. Это и комедия, и... Как я уже говорил, это были как две параллельные вселенные. Я не знал, что они пишут эту историю. Но я работал с ними на "Эде Вуде", и когда я узнал, что они пишут это, я понял, что они в своей тарелке, у них это лучше всего получается. Так что это комбинация всего. Сначала я был продюсером в проекте. Шло время. И после того, как я сделал несколько крупнобюджетных фильмов, я подумал, что такая комбинация, плюс моя любовь к материалу, плюс то, что заинтересовались Кристоф и Эми, Скотт и Ларри щедро предложили мне режиссировать - все это заставило сказать "Идем и сделаем это! Пора, пора! Нужно сделать фильм!"
- Эми очень хотела в этот проект. Это ли причина того, что она так хорошо подошла на роль?
Тим: Самое сложное в сценарии для перенесения со страницы на экран - это Маргарет. Потому что она такая тихая, такая робкая, такая интровертная. Это невозможно прописать в сценарии. В первую минуту беседы с Эми я понял, что она действительно понимает это. Я никогда не режиссировал актерскую игру такого рода - она так много выражает внутренне. Ее игра меня поражает. Это не шоу, это не масштабно, это прямиком из сердца, и ты видишь эти внутренние вещи... Маргарет - самая тихая и неизвестная феминистка, которую я когда-либо встречал. Она не орала со стропил, она сделала все так, как такая личность, как она, могла сделать. Это поразительно. Легко поместить персонаж такого рода в категорию жертвы. Но она всегда говорила, что она была соучастником, она поддерживала это. Ее били, для нее это был ночной кошмар. Но она не сыпала обвинений. Даже когда она пошла в суд, она не искала вендетты, она хотела избавиться от бремени лжи. И даже когда она победила, она не кричала с балконов об этом. Эми изобразила это поразительно. Ты видишь, как этот груз покидает ее. Силы приходят к ней, но на очень тонком уровне. Я был поражен ее игрой.
- Ты планировал это с ней, или это ее подход?
Тим: Мы говорили об этом, но... Интересно то, что актеры работают по-разному. Эми работает не так, как Кристоф. Каждый актер, с которым я работал, имеет собственные способы подхода к ролям. Я не из тех, кто подходит с раскадровкой, протягивает ее и говорит: "Делай вот это". Ты позволяешь каждому актеру проходить через собственный процесс. Это бывает сложно иногда. Два актера работают вместе, и один хочет играть по системе Станиславского, другой хочет делать  реплики из сценария в точности... С Эми и Кристофом хорошо было то, что хотя они и работают по-разному, они уважают способы друг друга. Это очень важно. Для меня это не то, что я полностью намечаю. Повторю, что с самого-самого начала она БЫЛА Маргарет. Ты понимаешь, о чем я? Я не должен был быть ее гидом. Показать эту историю было крайне сложно, потому что она совершенно невероятна. Как сцена суда. Люди считают, что мы ее приукрасили. А на самом деле мы сильно преуменьшили ее.
- Я считаю, что в этом фильме Кристоф сделал самую сложную, самую многослойную игру в его карьере, потому что он делает всё.
Тим: Да. Он делает всё. Это здорово в нем. Даже хотя он играет людей, которых называют "злодеи"... Я не думаю, что Кристоф рассматривает его как злодея. Потому что это не так. Он сложен, как и все люди. Делать все эти оттенки: шарм, грандиозность, бытность ВИП-персоны, мрачность, насилие, трагедию внутри. Давайте будем честными: без него работы Маргарет не увидел бы никто. И это производство принтов. Нравится вам это или нет, но то, что начал Уолтер, продолжается до сих пор. Он стал первым в процессе такого рода. Это очевидно, что это он породил теперешние магазины сувениров, похожие на музеи. Это деньги.
- Ты когда-нибудь чувствовал себя участвующим в этом? Я имею в виду, что существует огромное количество мерчендайза, посвященного твоим фильмам.
Тим: Ну... Я люблю игрушки. Я большой поклонник игрушек. Некоторые лучше, чем другие. Это стало частью индустрии, ты не можешь этого избежать. С этим фильмом хорошо то, что нет никаких контрактов с "МакДональдс" и так далее. Это приятно.
- Могли бы получиться отличные чашки "Большие Глаза". Наборы "Хэппи Мил - Большие Глаза". С этими большими головами. Я думаю, ты не удивлен нынешнему успеху Майкла Китона.
Тим: Он замечателен. Я не смотрел его последний фильм, но слышал, что он великолепен. Потому я и работал с ним несколько раз. Он может переходить от Битлджуса к Бэтману, делать настолько разные вещи. Он взрывной актер. Это очень волнующе. Не могу дождаться, чтобы увидеть его.
- Ты работаешь с людьми, которые тебе нравятся. Так было с самого начала?
Тим: Я начинал, как аниматор, и я был очень робким человеком. Как и Маргарет, я не мог разговаривать. Начинать работать с актерами было сложно, и мне очень повезло, что я начал с такими людьми, как Пол Рубенс, Майкл Китон, Кетрин ОХара. Они открыли мои глаза на новый способ работы, творчества, видения. Именно поэтому я не делаю раскадровки. Я хочу видеть, как люди... Для меня все понятно с самого начала. Я просто понимаю, что Майкл - Битлджус, что Эми - Маргарет... Я уже знаю, кто эти люди. А потом ты имеешь свободу просто наблюдать и подыгрывать, пробовать что-то. Он - определенно и есть этот персонаж, Майкл, он Битлджус! *смеется*
- То есть твоя роль - предоставить актерам место для игры?
Тим: Я должен чувствовать себя комфортно. Поэтому я создаю фундамент того, как это будет.
- Из сценария или нет?
Тим: И так, и так. Именно поэтому я не делаю длительные периоды репетиций. Во-первых, твои актеры рассыпаны по всему миру и не могут собраться на три недели. Во-вторых, ты никогда не знаешь, что это будет, пока не начнешь снимать. Да, у тебя етсь актеры, костюмы, ощущение, что актеры подобраны для персонажей верно, дух фильма. Но все равно ты не знаешь, что ты имеешь, пока не окажешься на съемочной площадке. Но ты должен быть уверен, что у тебя есть фундамент и основа. Есть сценарии, в которых ты любишь каждое слово. А бывает, что актер добавит реплику-другую, другой актер тоже ответит импровизацией, и получается что-то еще. я люблю иметь дело с такого рода вещами, потому что все люди разные.
-  Ты обычно доволен своими дублями во время съемочного процесса?
Тим: *пауза, чешется* Что мне нравится в Эде Вуде, так это то, что когда он делает "План 9", он думает, что делает "Звездные Войны". Когда Кины делали их картины, они, вероятно, думали, что создают Мону Лизу. Когда ты делаешь фильм, ты находишься в пузыре энтузиазма и творческой энергии. Ты всегда чувствуешь, что у тебя все получается, даже если это не так.
- Глядя в прошлое, ты доволен?
Тим: В случае с этим фильмом, я очень люблю материал, я доволен. Но мне хочется сказать "Удачи!" тем, кто будет продавать этот фильм. Потому что... Какого он жанра? Что это? Он не подходит ни под одну из категорий. Но это то, что мне нравится в жизни. Это смесь. Это история дисфункциональных отношений, которая является одновременно трагичной и смешной, это абсурд, светлое и мрачное. Я пытался сделать этот фильм, как драму, но эта история слишком абсурдна, в ней слишком много юмора. Сделать это как хоррор я тоже не мог, потому что хотя в этих людях много трагизма, они одновременно смешны. Это смесь различных эмоций.
- То, что кассовые сборы твоих фильмов часто не совпадали с отзывми критики, изменило твой подход к работе?
Тим: Нет, потому что мне повезло увидеть все возможные варианты. Первые два фильма, что я сделал, "Пи-Ви" и "Битлджус", были в списках десяти худших фильмов года. Но с годами это мнение изменилось. Может быть, потому что я сделал другие фильмы, которые понравились им меньше, но стали классикой. Я не знаю. "Эд Вуд" был лучшим фильмом, что я сделал, с точки зрения критики, но получил самый большой кассовый провал за мою карьеру. Фильмы, о которых плохо пишут критики, могут собрать много денег... "Бэтман", который собрал много денег, не был лучшим фильмом года для критиков, я должен сказать. Он не получил премию как худший фильм года, но был близок. Ты никогда не можешь ничего сказать. Это те самые вопросы о том, что хорошо, а что плохо, что искусство, а что нет, что искусство, а что китч. Эда Вуда называют худшим режиссером всех времен, но вы помните его фильмы. Это интересный вопрос, на который нет ответа, но я сам лично имел с этим дело довольно часто.
- То есть ты доволен своим фильмом.
Тим: Да. Но у меня проблемы с просмотром их, я на самом деле не могу их смотреть. Это всегда достижение, когда ты завершил что-то. Даже если людям не нравится фильм, я никогда не сожалею. Я никогда не сожалел ни об одном фильме, потому что это часть твоей жизни. Это часть твоей жизни, ты вкладываешь в него много сердца и души. Я делаю то, что хочу делать на эмоциональном уровне.
- Есть ли какие-то недостатки в проживании в Англии, оставаясь голливудским режиссером?
Тим: Ну... Да... Я имею в виду... Ээээ... Ты знаешь... *долго чешет мизинец* Единственная вещь, которая мне не нравится, это телефон. Я вообще ненавижу говорить по телефону. Когда ты имеешь дело с ЛА, ты должен быть на телефоне. Кстати, я думаю, что в ЛА понятия не имеют, что существуют другие часовые пояса. ЛА - повсюду *смеется* Если мне позвонили после шести часов, я уже не могу спать остаток ночи. Это единственное, что мне не нравится. Одна из причин, по которой я переехал в Англию, это то, что я странным образом чувствую себя там дома. Я  не знаю, есть ли опыт прошлых жизней, но это похоже на то. У меня там появились друзья. Там есть подходящая мне эксцентричность. Здесь я чувствую себя более иностранцем, чем в Бербанке, хотя я по-прежнему его гражданин. Там я могу быть одиночкой, там я могу гулять.
- У тебя там появилась семья. Как это изменило тебя?
Тим: Это удивительно. Это сложно, потому что ты очень часто в разъездах. Я пытаюсь проводить с ними побольше времени, особенно учитывая, что они сейчас в этом возрасте. Я думаю, когда они станут тинейджерами, мне придется убрать все мои фильмы подальше от них *смеется* Да, очень мило проводить с ними время.
- Что было самым с ложным в твоем новом фильме? Маргарет?
Тим: Да. Потому что это нельзя написать на страницах сценария. Изобразить эту сложность персонажа с деликатностью смогут немногие люди. Я повторюсь, что именно это поразило меня в Эми. Она может сидеть с неподвижным лицом, а я вдруг начинаю плакать, глядя на нее, потому что мне передаются ее чувства. У нее нет масштабных грандиозных сцен, где она может сыпать репликами и демонстрировать себя, - всё внутри. Я работал со многими замечательными актерами, но такого опыта у меня раньше никогда не было. Майкл делал подобное в "Бэтмане", потому что это тоже имело дело с внутренними переживаниями. Все тогда кричали, что Джек перетянул одеяло на себя. А для меня игра Майкла - это основа, и она сложнее. То же самое с персонажем Маргарет. Такого рода вещи очень сложно делать.
- То же делала Вайнона в "Битлджусе".
Тим: Точно! Именно поэтому я люблю таких актеров, как Джонни, Вайнона, Майкл, которые словно актеры немого кино. Им не нужно делать ничего, чтобы что-то выразить. Это как дзен-буддистская актерская игра. Это поразительно.
- Ты находишься в стадии препродукции следующего фильма?
Тим: Да.
- Книга создает впечатление, что фильм не будет масштабным.
Тим: Да. Я пытаюсь сохранить этот дух. В книге есть странность. Хотя там много масштабности, это все равно в ее основе - семейная история. Именно это мне и нравится. Вокруг происходят странные вещи, но в основе семейная история. В книге есть дух странной, интимной секретности, и это мне нравится. 
- Многие люди удивлены тем, что ты выбрал "Большие Глаза" для своего нового фильма. Но мне кажется, что "Крупная Рыба" имеет схожий дух.
Тим: Да. Эта история - такая причудливая. И для меня важно сохранить ее простой, земной, потому что она настолько нелепа и невероятна сама по себе что ее нужно было рассказать как можно проще.
- Изменились ли твои выборы фильмов за 20 лет?
Тим: Я не думаю об этом. Я просто похожу к вещам так, как я подхожу к ним. Я подхожу ко всему как к реальности. Для меня размыты понятия реального и фантазии, нормального и ненормального. Я боюсь слово "нормальный", потому что те люди, которые были представлены мне как нормальные.... Эээ... Я бы сказал, что существует различие во мнениях о том, что есть нормальное *смеется*

перевод Helga
текст  принадлежит ресурсам burtonland.ru и johnnytim.com , при использовании необходимо указывать источник

0

508

Дина, большое спасибо за перевод интервью Тима! http://s52.radikal.ru/i138/1212/0b/c6117fd606dd.gif
Он такой оживленный, другой. Позволяет себе то, чего раньше не ожидал от него услышать и увидеть!

Helga написал(а):

Тим: Возможно, ты это тоже переживал. Я чувствую, что чем старше я становлюсь, тем инфантильнее я. Ты знаешь... Мне кажется, что сейчас со мной происходит ментальный регресс.  Мне сейчас лет 13. Или 12, или 13.

Наконец-то он себя приблизил к тому возрасту, который он сам определил для Деппа много лет назад - 13 лет)). Теперь они ровесники.

Helga написал(а):

Люди обожают полярные мнения: "Всё, киноиндустрия умерла". И все такое. А на самом деле нет. Просто приходят новые вещи.

Меня тоже поражает, когда люди жалеют о прошедшем и сопротивляются новому. Приходят новые вещи, нужно идти вперед, а не оглядываться назад.

Helga написал(а):

- Скотт и Ларри сказали, что у них ушло примерно 11 лет на этот замысел...
Тим: Со мной такое тоже происходило. Я помню, что с "Кошмаром" это было примерно десять лет до того, как он начал осуществляться. Нужно правильное время, и чтобы все элементы встали на свое место. Ты все чаще и чаще слышишь о том, что на осуществление фильма уходит десять лет. Иногда уходит десять на дрочку... *показывает правой рукой жест мужской мастурбации*  В случае с "Большими Глазами" ты в один момент обнаруживаешь, что все на своем месте, и кричишь: "Быстро!!! Срочно делаем это!!!" Ты просто ждешь момента. Так что да, они работали над этим фильмом очень долго.

Просто замечательно. Тимми демонстрирует визуально то, как именно ему приходится уламывать кинопроизводителей на желанный ему проект! Увидеть такое от Бертона еще два года назад было совершенно нереально. А теперь ему, 13-летнему подростку, такое уже можно!

0

509

Очень новый Тим в этом интервью!

Nataly написал(а):

Увидеть такое от Бертона еще два года назад было совершенно нереально. А теперь ему, 13-летнему подростку, такое уже можно!


Я просто протерла глаза, когда Тим сделал этот жест. Так образно: на отцепись рукой в сторонку кому-то делать это, чтобы добиться разрешения на проект. Джонни Депп на протяжении лет называл это же самое "торговать своей задницей". Какой разный образный подход  :D

0

510

Helga написал(а):

Ты стараешься использовать правильные техники для каждого фильма. С "Большими Глазами" было особенным удовольствием сфокусироваться только на актерах и на команде.

Это такой же подход, как у Вуди Аллена. Его маленькие фильмы в первую очередь хороши именно работой больших актеров. Аллен говорит, что никогда не руководит актерами. Он просто дает им возможность играть, и снимает их игру.

Helga написал(а):

Даже когда она пошла в суд, она не искала вендетты, она хотела избавиться от бремени лжи. И даже когда она победила, она не кричала с балконов об этом

Тим в каждом интервью отмечает это. Тим вложил свою историю в историю Кинов, и меня интересует вот что: то, что Маргарет не искала вендетты это правильно для Тима или нет?

Helga написал(а):

Два актера работают вместе, и один хочет играть по системе Станиславского, другой хочет делать  реплики из сценария в точности...

Для меня интересно то, что Станиславский считал себя дрянным актером, и стараясь совершенствовать свою игру, создал ту самую систему Станиславского, на которую опираются уже более 100 лет. Это и есть гениальность. Сезанн писал  "Горы в Провансе", не думая о том, что они станут родоначальниками кубизма. Я хочу сказать: гениальный человек создает что то не думая о том, какой резонанс будет иметь его труд. Так же и Бертон. Снимая "Бэтмена", он не думал о том, что этот фильм станет родоначальником целого течения в кинематографе: фильмы о супергероях.

Helga написал(а):

Одна из причин, по которой я переехал в Англию, это то, что я странным образом чувствую себя там дома. Я  не знаю, есть ли опыт прошлых жизней, но это похоже на то. У меня там появились друзья.

Тим уже в третий раз за промотур говорит слово - друг, друзья. Это просто праздник какой то!
Тим говорит, что в Лондоне у него появились друзья. Раньше мы никогда не слышали от него таких признаний. Он очень осторожно относится к слову - друг.

Helga написал(а):

- У тебя там появилась семья. Как это изменило тебя?
Тим: Это удивительно. Это сложно, потому что ты очень часто в разъездах. Я пытаюсь проводить с ними побольше времени, особенно учитывая, что они сейчас в этом возрасте. Я думаю, когда они станут тинейджерами, мне придется убрать все мои фильмы подальше от них *смеется* Да, очень мило проводить с ними время.

Тим ответил в лучших традициях Деппа - вопрос про семью - ответ - про детей.

0